Обсуждение нац. проблем СССР

ОБСУЖДЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ СССР НА ЗАСЕДАНИИ
ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС. 21 МАРТА 1988 г.

ЗАСЕДАНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС 21 марта 1988 года
Председательствовал тов.ГОРБАЧЕВ М.С.
Присутствовали: т.т.Воротников В.И., Громыко А.А., Лигачев Е.К., Никонов В.П., Рыжков Н.И., Слшьков Н.Н., Солоиенцев М.С., Яковлев А.Н., Демичев П.Н., Долгих В.И., Разумовский Т.П., Талызин В.Н., Язов Д.Т., Бакланов О.Д., Бирюкова А.П., Лукьянов А.И., Медведев В.А.
I. О некоторых неотложных мерах по нормализации обстановки в Азербайджане и Армении в событиями вокруг Нагорного Карабаха
ГОРБАЧЕВ. Я полагав, что все имеют телеграммы о заседаниях в Ереване так называемого комитета «Карабах». Ситуация, я бы сказал, вышла на этап распутья. Как говорят в Нагорном Карабахе, если сейчас не выиграть эту битву, то уже не выиграть ее никогда. В условиях открытости и гласности мы к этому проявляем определенную терпимость, поскольку административные меры принимаются только там, где нарушается закон. Все остальное идет в рамках политического процесса, обсуждения вопросов. Они считают, что сейчас им удалось всколыхнуть, поднять армянскую нацию и внутри, и за рубежом, приковать внимание зарубежных центров к этой проблеме. Они также считают, что и с точки зрения внутренней ситуации, когда народ заряжен этой идеей, и с точки зрения управления этими процессами, и с точки зрения сочувствия за рубежом для них наступил звездный час.
Если мы подойдем к этим событиям с позиции интересов социализма, с позиции нашего многонационального государства, то и для нас этот вопрос приобретает важнейшее политическое, государственное значение. Я бы сказал, что это выходит далеко за ранки Армении. Решается кардинальный вопрос. Речь идет о судьбе нашего многонационального государства, о судьбе нашей национальной поли тики, заложенной Лениным. Все это требует величайшей ответственности от нынешнего руководства страны.
Можно, конечно, возвращаться к прошлому и говорить, почему это произошло. Но я бы не хотел сейчас повторять это. У этой проблемы глубокие корни. Здесь все замешано на сложности исторического развития народов Закавказья. Сегодня корреспонденты в «Правде» с принципиальных позиций рассматривают этот вопрос. Сколько лет уже спорят историки, диссертации пишут, защищают, становятся академиками. И никак не докажут друг другу ничего. И когда собираются за один стол, об одном и том же событии с разных позиций говорят, разные выводы делают. Это еще раз показывает, насколько это сложный вопрос.
Но для нас важно, почему все это обострилось. Об этом мы говорили на Политбюро. Тут, конечно, есть промахи. Прежде всего в деятельности азербайджанских властей. В нашем кругу это можно сказать, ведется скрытая линия на выживание, вытеснение армян. Это совершенно очевидно. Армяне это чувствуют. Мы это тоже должны учитывать. В Нахичивани когда-то армянское население составляло почти половину, а сейчас около двух процентов. В Нагорном Карабахе за 20 лет тоже уменьшилось с 85 до 76 процентов. Плюс к этому судьба армянского народа тяжелая. Она разбросала его по всему миру. Поэтому в них сильно чувство консолидации. Все это благодатная почва для всякого рода подстрекателей и националистов как в Армении, так и в Азербайджане. Достаточно одной искры, чтобы вспыхнул пожар. Живя на Северном Кавказе много лет, я видел, как быстро перерастают малейшие вещи в конфликтные ситуации.
На протяжении многих десятилетий мы все ограничивались полумерами, лишь бы, как говорят, утрясти, И сейчас мы, наверное, не предполагали, что дело может принять такой размах. Прямо надо сказать, товарищи, недооценили опасность. Ведь мы столкнулись с аналогичными проявлениями в среде крымских татар и прибалтов. Это нам, товарищи, колоссальный урок. Он показывает, что нельзя откладывать такие острые вопросы, особенно политического, социального и национального плана. Так что на давнишние причины, которые питают эту ситуацию, наложились наши упущения.
Сейчас ситуация достигла пика. Они хотят все поставить на карту и использовать все методы вплоть до обращения в международный суд. Им уже не хватает местных и союзных властей.
Прямо скажу, товарищи, ситуация у нас не должна вырваться из рук. Может быть, нам даже придется проделать неприятную работу, но ее надо удержать в руках.
В эти дни могут развернуться главные события. Комитет «Карабах» заседал с 14-ти до 21 часа семь часов. И все транслировалось на площади. Вся муть выплеснулась.
Мы должны сейчас очень сильные акции провести и прежде всего политического плана. В общем, крупные политические акции, но в сочетании с определенными превентивными мерами административного порядка. Если мы ситуацию не удержим, то она, конечно, может превзойти сумгаитские события.
В то же время при всех экстремистских заявлениях они все-таки значат себя в Союзе. … То есть даже в этих умах подстрекателей не дошло до крайних выводов. Но нельзя утешать себя этим. Они могут пойти на крайние вещи. При поддержке, под улюлюканье толпы могут выйти на что угодно на антисоветские, антифедералистские акции.
Что же показало последнее время? Мне понятен смысл, почему так тянул Демирчян резину, когда он был тут на совещании. Они боятся принять решение, чтобы тем самым выпустить пар. Они не хотят никаких других решений, кроме политического передачи Нагорного Карабаха из Азербайджана в Армению. Поэтому и руководство Нагорного Карабаха высказалось против принятия постановления.
Директор Института механики Академии наук Армянской ССР Агаловян предложил одобрить решение пленума обкома партии и сессии облисполкома, одобрить поручение Политбюро ЦК КПСС, секретариату рассмотреть проблемы, пригласить комиссию из Москвы для участия в заседании комитета «Карабах», обсудить с правительством Армянской ССР пути решения карабахского вопроса. Он был освистан присутствующими и удален из зала.
У меня ничего не изменилось. Точка зрения остается прежней: мы не можем так решить этот вопрос. Это имело бы еще большие последствия. Тогда мы не сможем справиться с двумя республиками. Я даже не знаю, что будет. Это исключено. И не потому, что мы жестокие по отношению к ним потому что это может вызвать цепную реакцию. Все может вылиться не просто в столкновение, но закончится колоссальной резней. Поэтому я подтверждаю то решение, которое мы первоначально приняли. Это первое.
Второе. Сейчас надо выиграть время, обратиться к общественному мнению, благоразумию народа. Я не склонен в этой острой ситуации обвинять ни тот, ни другой народы. Они не знают всех хитросплетений. Да вот корреспонденты беседовали с авторами выступлений на митингах и обнаружили, что те даже не знает, кого цитировали и откуда в своих речах. Это все было заготовлено заранее. А народу, по сути дела, все это не нужно. Они больше всего боятся, что это может через край выплеснуться. Видите, что там творится, И оттуда бегут, и отсюда бегут. И это, конечно, разжигает ситуацию.
У нас, по сути дела, три дня. Надо продумать первоочередные акты. Товарищи, которые вернулись оттуда, рассказывают, что все как один твердят: Нагорный Карабах надо передать в Армению и больше никаких других нам решений не надо. Все как будто запрограммировано. Общая позиция.
Демирчан встретил министров, которые к нему зашли: кто вас звал сюда? И вообще, чем вы занимаетесь здесь? А потом опять рассказывал о резне, о Сумгаите в подробностях и так далее. Еще вчера он был героем, а сегодня звонит: спасайте.
ЛИГАЧЕВ. Мол, власть берут другие, вводите войска, вводите военное положение!
ГОРБАЧЕВ. В связи с этим у товарищей родилось такое предложение (я его поддерживаю, сразу хочу сказать). Они считают, что настало время экстремизм этой группы предать общественной огласке. Тут никакого секрета нет, потому что вес это транслировалось. Мы можем со ссылкой на трансляцию передать. Не все, конечно, передавать, а умно выбрать. Сегодня уже в вечернем выпуске «Известия» пойдет и, наверное, по телевидению?
ЯКОВЛЕВ. В московском выпуске не успеем, а в периферийном пойдет. ГОРБАЧЕВ. Значит, завтра.
ЯКОВЛЕВ. В эфир дадим сегодня.
ГОРБАЧЕВ. Здесь, в Москве, надо проводить соответствующую линию. Помните, как мы о крымских татарах писали, об истории вопроса? Общественное мнение сразу политически отреагировало. Видимо, настало время показать, какие вынашиваются планы, что они противоречат интересам армянского и азербайджанского народов, интересам СССР. Могут спросить, а нужно ли это нам оглашать? Сейчас вовсю пишет Запад, а не мы. Все воспринимается в их интерпретации, в том числе и в самой Армении. А сами народы не имеют своей точки зрения. Надо нам разворачивать умную пропаганду, представить этот комитет и его лозунги, показать его лицо, кому это все служит. Делать это следует солидно, но не приклеивая ярлыков. Тогда у народа будет ясная картина. На основании этой картины, я думаю, реакция будет однозначная. Это, так сказать, первый шаг…
Видимо, в прессе надо уже более откровенно говорить и изолировать эту публику, но подавать так, чтобы не сделать из них героев. Тут надо очень тонко вести дело, гак, чтобы миновал пик и ушли эмоции, чтобы взрыва не получилось. Вы обратили внимание, сколько у них вариантов? Не выходить на работу, превратить Ереван в мертвый город, выйти, но не работать, провести митинги, но на площадь не выводить много людей и т.д. Видно, что они сами боятся. Следующее. Надо, чтобы наши административные органы задокументировали деятельность этих комитетчиков, особенно их главарей. Если она будет носить подстрекательский характер, а она уже, по-моему, носит такой характер, надо проработать и этот вопрос. Если потребуется, подвергнуть их аресту. Если это сделать сейчас, это может только подстегнуть. Но это надо иметь в виду. Ваши предупреждения им, я надеюсь, задокументированы.
ВЛАСОВ. Министр внутренних дел СССР. Да, конечно, они ГОРБАЧЕВ. Это все начиналось полтора два месяца назад. Их предупреждали, особенно отпетых.
ЛИГАЧЕВ. Нужно сообщение Прокуратуры о расследовании в Сумгаите.
ГОРБАЧЕВ. Необходимо, чтобы в сообщении Прокуратуры было обнародовано, что делается по Сумгаиту, потому что люди ждут.
Надо определиться нам с концентрацией и расстановкой сил МВД и армии.
Дмитрий Тимофеевич, (Язов. Министр обороны СССР. – Авт.) сейчас надо немедленно этим заняться и при этом учесть соображение, которое Кочетков высказал. Он говорит, что во многих частях, дислоцированных в Азербайджане, азербайджанцы уже готовятся. Мол, надо проучить еще раз этих армян. Поэтому, если опереться на воинские части, которые там дислоцированы, то можно тем самым противопоставить вооруженные народы. Необходимо обеспечить, чтобы нигде не произошло захвата оружия, проявлений какого-то экстремизма. Следует искать части, которые свободны от местных привязанностей. Все это надо продумать немедленно.
Я не знаю, какие у товарищей конкретно предложения, когда и что делать. Это надо определить. Видимо, не стоит ждать, когда будут попытки захватить радио и на весь мир кричать, что их уничтожают. Демирчян даже высказал просьбу готовить команду для работы на радио и телевидении, потому что нынешний состав работников не подчиняется и может выйти с чем угодно.
Так что времени у нас для всего этого мало. Прежде всего, надо ввести части в те районы, где живут армяне и азербайджанцы, в смешанные районы. Наверное, надо вводить прямо сейчас, чтобы население видело присутствие. Какие-то силы порядка должны быть и в Ереване. Мне думается, пока не стоит объявлять комендантский час, а все остальное надо сделать. …
Я думаю, надо сейчас блокировать выход на международные телефонные и телеграфные каналы, пресекать возможность проникновения туда из Москвы иностранных корреспондентов и прочей публики. Надо ограничить въезд, по крайней мере, попытаться отсечь туристов. Причем это надо сделать гибко и тонко. …
Вот, собственно, что я хотел сказать. Как вы, товарищи, думаете? Какие дополнительно возникают вопросы или предложения?
ГРОМЫКО. Предлагаемые меры не вызывают сомнения. Трудно что-либо иное придумать. Но информацию целесообразно давать не механически, а просеивать. Необходимы меры административного характера. Все должны знать, что власть есть власть.
ГОРБАЧЕВ. И власть есть, и сила есть. ГРОМЫКО. И власть и сила.
ГОРБАЧЕВ. О Сумгаите надо прямо говорить.
ГРОМЫКО. Совершенно верно. И важно, чтобы на месте все поняли, что эти меры принимаются не просто для видимости, что мы полны решимости постоять за интересы страны. Я бы не оттягивал суд над теми, кто совершил преступление. Ведь какие зверства в Сумгаите были. Убивали женщин, детей, действовали просто как палачи. Приговор за эти преступления привести в исполнение и сообщить об этом. Необходимо, чтобы в наших действиях были уверенность и решимость.
ГОРБАЧЕВ. Николай Иванович.
РЫЖКОВ. На мой взгляд, те предложения, которые сейчас сформулированы Михаилом Сергеевичем, надо претворять в жизнь, действительно переходить в политическое наступление. Хватит нам в обороне держаться.
ГОРБАЧЕВ. Опыт Прибалтики показал, хотя там и масштаб другой, что надо занимать наступательную позицию. Вначале актив боялся в массы идти, а потом перешли в наступление и сорвали многое.
РЫЖКОВ. Да, надо идти в политическое наступление. Предложения, которые здесь сформулированы, совершенно правильные.
Михаил Сергеевич, я тоже такого мнения, что идти сейчас на какие-то политические уступки смерти подобно. Пойдет такая цепная реакция, что сегодня даже трудно представить все последствия. В нашем государстве достаточно много болевых точек. Трудно даже представить дальнейшую жизнь государства…

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы ВордПресс
Rambler's Top100