Присяга мусульман, поступающих на военную службу

ПРИСЯГА МУСУЛЬМАН, ПОСТУПАЮЩИХ В ВОЕННУЮ СЛУЖБУ
(ПО «СВОДУ ВОЕННЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ 1869 ГОДА»).
ПРИЛОЖЕНИЕ Б К СТАТЬЕ 6. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
5. Поступающие на военную службу магометане приводятся к присяге по особой форме, указанной ниже в Приложении III, на том из принятых в оной пяти языков, какой известен присягающему (пп. А-Д). Порядок приведения к присяге магометан следующий:
1) присягающий должен во время присяги держать два перста правой руки своей на раскрытом Алкоране, повторять слова присяги, которые ему читает духовное лицо магометанской веры, и по окончании клятвы целовать слова Алкорана;
2) лицо, наряженное для присутствия при принятии присяги, обязано:
а) проверять правильность выполнения оной по тому столбцу (прилож. формы), в котором татарские или другого восточного языка слова присяги изображены русскими буквами,
б) наблюдать, чтобы духовные лица магометанской веры во время чтения присяги, а в особенности при окончании оной, отнюдь не произносили фразы по-арабски «инша аллах», а по-татарски «аллах-тилясе» (т.е. Богу угодно), а также не переменяли своего места и положения, чтобы после каждого продолжительного с их стороны перерыва чтения из-за кашля, обморока и проч., они возобновляли чтение присяжного листа;
3) в тех местах, где не окажется духовного лица магометанской веры, приведение к присяге магометан должно быть возложено на кого-либо из грамотных мусульман, а если присягающий сам грамотен, то ему самому предоставляется право читать слова присяги. За неимением же грамотных мусульман и за безграмотностью приводимого к присяге, лицо, наряженное для привода его к оной, должно читать ему слова присяги, написанные русскими буквами.
А-Д: джагатайско-татарское наречие, персидский язык, турецкий язык, арабский язык, азербайджано-турецкое наречие.
Приложение III. А. Клятвенное обещание с переводом оного на джагатайско-татарское наречие, персидский язык, турецкий язык, арабский язык, азербайджано-турецкое наречие.
Я, написавший внизу бумаги сей имя свое, клянусь Господом Всемогущим в присутствии преславного Корана и произношу клятву «Валлахи, билляхи, таллахи»1 в том, что:
взял на себя и обязался служить верою и правдою Его Императорскому Величеству, моему Августейшему Владыке и Повелителю, Всемилостивейшему Императору, Самодержавному Государю всея России Николаю Александровичу, истинному и природному Наследнику Его Царства, Его Императорскому Высочеству Государю Цесаревичу, Великому Князю Алексию Николаевичу2 и Им во всем повиноваться;
на службе Их клянусь не отступать от пролития крови моей, и ради Них, не задумываясь, жертвовать моей жизнью до последнего вздоха;
предостерегать и оборонять всеми силами души и тела и всею возможностью моей все, что относится к Самодержавию Повелителя моего, Августейшего Императора, силе и власти Его, принадлежащим правам и преимуществам, как существующим ныне и узаконенным, так и тем, которые будут существовать когда-либо;
употреблять все мои усилия на исполнение всего того, что потребуют обязанности верного служения Его Величеству, так же как и того, что касалось бы пользы и блага оного.
Если же узнаю об упущениях по службе Его Величества или о случае и происшествии, которые могут обратиться во вред интересам Его Величества или хоть на сколько-нибудь нанести им ущерб, обязуюсь не только извещать об этом немедленно тех, к кому по службе должно относиться подобное уведомление, но также с поспешностью устранять и отвращать их.
Клянусь крепко хранить всякую Государственную тайну, которая бы мне открылась случайно или доверена была мне от Высочайшего Императорского Правительства;
исполнять с верностью и честью все, что потребует чин, который на меня был возложен, как по сему генеральному обещанию, так и согласно тому, что потребует всякое другое особливое и определенное обещание и, наконец, по всем приказам и инструкциям, определяемым Именем Его Величества от предустановленных надо мной Начальников.
Для личной пользы своей или ввиду собственного интереса, интереса родственника, приятеля, из личной вражды не делать ничего такого, что бы было противно требованиям моего долга службы и условиям клятвы моей; во всем вести себя так, как прилично верному слуге и честному подданному Его Императорского Величества, так как я должен буду во всем этом отдать отчет перед Богом в страшный день судный. Беру Бога Всевышнего и Правого в свидетели сей моей клятвы. Да потребует Он с меня в ней отчета вечно и беспрерывно, и да лишит Он меня Своего покрова и Своего милосердия, если я не выполню оной. И потому прошу Его послать мне помощь и возможность душевную и телесную для выполнения клятвы сей. И Бог, конечно, есть наше прибежище, и Он внемлет молитвам нашим. Заключаю сию мою клятву целованием преславного Корана. Аминь.
Печатается по изданию «Свод военных постановлений 1869 года. Ч. 2. – Войска регулярные. Кн. 6. – Комплектование войск и управлений, заведений и учреждений военного ведомства». – СПб, 1907, с. 54-58.
1. Важнейший момент клятвы – троекратное произнесение имени Аллаха, с употреблением трех частиц клятвы, имеющихся в арабском языке (ва-, би-, та-).
2. Алексей Николаевич (1904-1918) – великий князь, сын императора Николая II, с момента рождения – наследник русского престола.

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы ВордПресс
Rambler's Top100