Сводка показаний декабристов о внутреннем состоянии России

СВОДКА ПОКАЗАНИЙ ДЕКАБРИСТОВ О ВНУТРЕННЕМ СОСТОЯНИИ
РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
1. Введение
Начало царствования император Александра было ознаменовано самыми блестящими надеждами для благосостояния России. Дворянство отдохнуло, купечество не жаловалось на кредит; войска служили без труда; ученые учились, чему хотели; все говорили, что думали, и все по многому хорошему ждали еще лучшего. К несчастию, обстоятельства до того не допустили и надежды состарились без исполнения. Неудачная война 1807 г. и другие многостоящие расстроили финансы. Наполеон вторгся в Россию, и тогда народ русский ощутил свою силу, тогда пробудилось во всех сердцах чувство независимости, сперва в политической, а впоследствии и народной. Вот начало свободомыслия в России. Правительство само произносило слова: свобода! освобождение! Само рассеивало сочинения о злоупотреблении неограниченной власти Наполеона. Еще война длилась, когда ратники, возвратясь в домы, первые разнесли ропот в народе: «мы проливали кровь, – говорили они, – а нас опять заставляют потеть на барщине; мы избавили родину от тирана, а нас вновь тиранят господа!» Войска от генералов до солдат, пришедши в отечество, только и толковали, как хорошо в чужих землях. Сначала, пока говорили о том беспрепятственно, это расходилось на ветер, ибо ум, как порох, опасен только сжатый. Луч надежды, что государь император даст конституцию, как упомянул он при открытии сейма в Варшаве, и попытки некоторых генералов освободить крестьян своих еще ласкали многих. Но с 1817 г. все переменилось: люди, видевшие худое или желавшие лучшего, от множества шпионов, принуждены стали разговаривать скрытно, а чрез то теснее между собою сближалися.
2. Воспитание
Истинный корень республиканских порывов сокрывался еще в самом воспитании и образовании, которые в течение двадцати четырех лет само правительство давало юношеству. Оно само, как млеком, питало их свободомыслием; а вступя на поприще жизни, они на каждом шагу встречали повод к достижению той цели, к которой ведет подобное образование.

3. Законы
Твердые, ясные и краткие законы, врезываясь легко в памяти, предупреждают злоупотребления. У нас указ на указ: одно разрушает, другое возобновляет и на каждый случай найдутся многие узаконения, одни с другими несогласные. От сего сильные и ябедники торжествуют, а бедность и невинность страдают.
4. Судопроизводство
Само образование судопроизводства нашего весьма сложно. От земского суда до государственного совета столько переходов, что нужно долгое время и большие средства, чтобы провесть дело по всем инстанциям, в которых судят, пересуживают, и часто решением самого высшего места предоставляется только снова начать тяжбу судом по форме. Таким образом, недостаточно жизни дождаться конца. К сему присовокупить должно несправедливости, волокиту и взятки; все сие до крайности истощает тяжущихся.
b) К о л л е г и и. Коллегии, коих учреждением обязана Россия Петру Великому, устоявшие среди разных внутренних перемен в течение семи царствований, уничтожены.
c) С е н а т. Сенат, сие хранилище законов и блюститель благоустройства, обращен в простую типографии, подчиненную каждому лицу в доверенности.
d) М и н и с т е р с т в а. Учреждение министерств исполнено в существе своем важных недостатков, и явно составлено было на скорую руку. Не быв надлежащим образом связано с губернским управлением, мешало ему и само от него встречало препятствия.
e) К о м и т е т м и н и с т р о в. Отсутствия императора из столицы подали повод к учреждению комитета министров. Ни чего невозможно было придумать лучше к прикрытию всех беспорядков пред государем и к обнаружению одного лица его пред народом. Все производство дел оставалось в тайне; формы, под видом простоты и скорости, прикрывали все опущения и своевольство. Канцелярии могли делать все, что хотели, и вместо обещанной учреждением министерств ответственности каждого лица, они все, совокупно с министрами, прикрывались на все высочайшими соизволениями, и государь один нес на себе тяжесть ошибок и неустройств.
Сие имело три важных последствия:
1) Множество самых мелочных дел, привлеченных в комитет, восходя до государя, напрасно его затрудняли.
2) Каждый делопроизводитель в министерстве легко мог скрывать свои ошибки и достигать частных видов, не опасаясь взыскания.
3) Высочайшие повеления потеряли свойственную им силу и важность.
Но сего еще мало: придумали еще особенные пути к смешению. По множеству частных случаев учреждали разные комитеты с такою же силою, как и главный; один перевершал дела другого; решения, утверждаемые высочайшею властию, являлись часто по одному и тому же делу в совершенном между собою противоречии.
Таким образом, верховное правительство в последние годы, можно сказать, рассыпалось, потеряло единство и представляло нестройную громаду.
6. Упадок гражданской части
Вообще гражданская часть – сей краеугольный камень в здании государственного благоустройства, – была как бы в некоторой опале. Покойный император видел зло, считал его неисцелимым и ограничивался только тем, что не скрывал своего отвращения, не имея в виду людей, с коими мог бы взяться за исправление.
7. Жалованье чиновникам
Жалованье чиновников должно обеспечивать их существование. Оно у нас совершенно неуравновешенно. Гражданскому губернатору, хозяину губернии, определено менее, нежели вице-губернатору, а чиновники целого уезда, вместе взятые, не получают жалованья и против одного надзирателя питейного сбора. Сколько чиновников, едва имеющих занятие, пользуются большими окладами из двух и трех мест; сколько таких же получают пенсионы (пенсии – Сост.); но несравненно более бедствуют, совершенно нуждаясь даже в пропитании.
8. Состояние приказных
Состояние приказных достойно сострадания; за тридцать или сорок рублей ассигнациями в год они обречены работать с утра до вечера. Надобно видеть в губерниях несчастное положение сих людей, чтобы принять в них участие.
9. Взимание податей
Подати, собираемые для пользы граждан, не могут быть тягостны, особенно когда берутся с процентов капитала и его не разрушают. Но какое обширное поле злоупотреблений и народного бедствия представляли земские повинности, оставаясь в совершенном произволе местного начальства. Ни поверки, ни каких форм учета и умножения налога не наблюдалось, особенно в повинностях личных. Народ не мог не чувствовать всей их тягости. Стоило губернатору пожелать награды, – и вся губерния должна была приносить величайшие пожертвования.
10. Дорожная повинность
Достаточно указать для сего на одни беспрестанные выгоны крестьян для делания дорог, часто в страдную пору, во время сенокоса или жатвы. Повинность сия довела поселян до совершенного разорения с одной стороны, от частых перемен в плане, а с другой, от злоупотребления земских чиновников, которые то дадут сделать, и потом ломают под видом, что не по форме, то назначают на работы ближайших вдаль, и наоборот, чтобы за увольнение брать деньги.
11. Недоимки
Народ, отягченный неправильным собиранием податей и отправлением разного рода повинностей, впал в недоимки. Строжайшие меры, принятые ко взысканию недоимок, довершили разорение. К крестьян начали продавать домашний скот, лошадей и самые домы; а в некоторых губерниях в ы б и т ь, в ы к о л о т и т ь н е д о и м к у сделалось техническим словом. Должно присовокупить еще, что почти все капиталы и все обращение оных привлечены были в столицу, находящуюся в углу империи. Здесь собрана величайшая часть казенных заведений, здесь токмо производились все важнейшие работы. От сего удаленные империи, а также лежащие далеко от водяных путей к столице, скоро оскудели и терпели во всем недостаток.
12. Казенное хозяйство
Казна посягнула на монополию. Под видом хозяйственных способов правительство мало-помалу отделилось от народа и лишило пропитания целые семейства, отнимая у них промышленность, коею они занимались со времен незапамятных. Вместо того, чтобы разные улучшения распространять в народе, их делали исключительною собственностию казны, с которою, естественно, частные люди не могли входить в состязание:
a) К а з е н н а я п р о д а ж а в и н а. Система винной продажи, по обширному ее влиянию, есть одна из бедственнейших мер казенной монополии. Она привела многие дворянские фамилии, и без того уже расстроенные залогом почти всех имений в 24-летнем банке, в совершенный упадок. Она явила пример соблазна для чиновников, ибо способы наживаться стали предпочитать понятиям о чести. Она обратила множество сумм в стоячие капиталы (капиталы без движения – Сост.), ибо обогатившиеся чиновники большею частию или не смели, или не умели делать из сих капиталов правильного употребления. Она послужила источником гибельного народного разврата. Повсюду размножены трактиры, харчевни, портерные лавочки, питейные домы, временные выставки, из них некоторые с биллиардами, музыкою и другими для черни приманками. С такими мерами первые годы, точно, принесли прибыль; но вскоре оказалось, что она была временная; в последние годы не добирались уже многие миллионы.
b) К а з е н н а я п р о д а ж а с о л и. На соль, одну из главнейших потребностей в жизни, возвышена цена. До 1812 г. правительство, для облегчения беднейших классов народа, не только по сей части не извлекало государственных доходов, но еще терпело убытки.
c) В з ы с к а н и я с о т к у п щ и к о в и п о с т а в щ и к о в. Действия министерств в последние десять лет были, можно сказать, ужасны. С откупщиков и поставщиков производились строгие и неослабные взыскания, но когда они представляли претензии свои на казну, то им предоставлялось ведаться особо. Дела с казною разорили многих знатнейших купцов и подрядчиков, а с ними верителей их затяжкою в уплате, учетами и неправильными прижимками в приеме.
d) Н е с о б л ю д е н и е и с т и н н о г о х о з я й с т в а. Напротив того, истинного хозяйства нигде не соблюдалось; оно состояло в одних только искусно составленных отчетах, кои не сводились ни с предыдущими годами, ни с отчетами других мест, имеющих между собою непосредственные соотношения.

13. Торговля
Благодетельный для российской промышленности тариф 1810 г. внезапно изменен в 1816 г. новым в пользу Австрии, Пруссии и Польши на 12 лет. По крайней мере, коммерсанты могли располагать своими спекуляциями на сие определенное время; но и в этом ошиблись: в 1819 г. последовало новое всеобщее разрешение ввоза иностранных товаров, коими вскоре наводнили Россию. Многие купцы обанкрутились, фабриканты вконец разорились, а народ лишился способов к пропитанию и к оплачиванию податей. Тогда увидели ошибку, исправили ее тарифом 1823 г.; но причиненный вред невозвратен. Шаткость тарифа не только разорила многих фабрикантов, но породила неверие к правительству. Наконец, последовало в 1824 г. дополнительное постановление о гильдиях, за коим изданы еще многие дополнения и пояснения; за всем тем местные начальства нашлись в невозможности его выполнить, ибо у бедных мещан и особенно у жителей малых городов отнят последний способ к пропитанию. Таким образом, торговля наша находилась в болезненном состоянии.
14. Состояние флота
По флоту, на основании адмиралтейского регламента Петра Великого, едва корабль заложится на стампеле, должно раздавать по всем министерствам пропорции, дабы к назначенному дню все принадлежности к вооружению были в готовности; но во все управление министерством маркиза де- Траверсе сего не наблюдалось. Корабли ежегодно строились, отводились в Кронштадт и нередко гнили, не сделав ни одной кампании; и так переводится последний лес, тратятся деньги, а флоту нет.
15. Военные поселения
a) В о д в о р е н и е. Насильственная мера водворения поселений принята была с изумлением и ропотом. Потом объявлена цель их – освобождение России от тяжкой рекрутской повинности. Но уменьшение срока службы до 8 или 12 лет удовлетворило бы сей цели справедливее, прочнее и безопаснее, ибо тогда во всей России разлился бы дух военный, а крестьяне столь же легко стали бы расставаться с детьми, как дворяне. Возвратившиеся в семейство могли бы жениться, заниматься крестьянским бытом и, наживая детей, воспитывали бы их заранее быть солдатами, а сами были бы готовые ландверы (запасники – Сост.).
b) Э к о н о м и ч е с к и й к а п и т а л. В военных поселениях экономически, и частию от снисхождений провиантского и комиссариатского ведомств; но в существе не так; они много стоят суммами, землями, лесами, работою и народом. Если сделать правильную оценку, то, конечно, пятипроцентным доходом с употребленного капитала на неоконченное еще водворение какого-нибудь полка 1-й гренадерской дивизии можно было бы навечно обеспечить содержание сего полка во всех отношениях.
16. Разряды граждан
a) Д в о р я н е – п о м е щ и к и. Поведение дворян с крестьянами их ужасно. Продавать в розницу семьи, похищать невинность, развращать жен крестьянских считается ни во что и делается явно, не говоря уже о тягостном обременении барщиною и оброками. Мелкопоместные дворяне особенно составляют язву России: всегда виноватые и всегда ропщущие, они, желая жить не по достатку, а по прихотям, нещадно мучат бедных крестьян.
b) Л и ч н ы е д в о р я н е. Личные беспоместные дворяне, подобные польской шляхте, быстро размножаются.
Они, считая низким всякий труд и ремесло, живут различными изворотами; и вообще составляют род людей, которые при переворотах надеются что-нибудь выиграть, а потерять ничего не могут.
c) Д у х о в е н с т в о. Сельское духовенство в жалком состоянии. Не имея никакого оклада, оно вовсе предано милости крестьян, принуждено угождать им, а от сего впадает в пороки до такой степени, что правительство чрез гражданских губернаторов вынуждено было распубликовать указ, чтобы миряне не поили допьяна священников. Между тем как сельское духовенство нищенствует, в неуважении, указ об одеждах жен священнических привел в волнение и неудовольствие богатое городское духовенство.
d) К у п е ч е с т в о. Купечество, стесненное гильдиями и затрудненное в путях доставки, потерпело важный урон с 1812 г. Многие капиталисты погибли, другие расстроились. Разврат мнений дал силу потачки вексельному уставу. Злостные банкроты умножились, и доверие упало. Права, облагораживающие граждан, присвоены не лицу, а капиталу. От сего происходит двоякое следствие: богатый, честный купец невинно разорился; потеря богатства есть само по себе несчастие; но закон вместо утешения угнетает его более отнятием самых прав, отличавших его от низшего класса. Добродетельный, но бедный купец остается в низшем звании; напротив, бесчестный, но богатый, объявя капитал, получает права, равняющие его с знатнейшим дворянством. Вот гибельный соблазн для гражданской добродетели.
e) М е щ а н е. Класс мещан, значительный и почтенный в других государствах, у нас ничтожен, беден, обременен повинностями и лишен средств к пропитанию, в особенности постановлением, чтобы они для мелкой торговли или записывались в гильдии, или брали свидетельства с платежом пошлины. Упадок торговли на них отразился сильнее по их бедности.
f) К а з е н н ы е к р е с т ь я н е. Казенные крестьяне, завися от земского и уездного судов, губернского правления и казенной палаты, частыми набегами чиновников сих мест совершенно разоряются. Все с них взыскивают, все требуют, но никто не печется и не ответствует за их благосостояние. Хотя в казенной палате и есть отделение экономическое, заведывающее казенными имениями, но влияние его слабо, ибо земская полиция, уездный суд и губернское правление имеют равное с нею или еще и большее влияние.
g) У д е л ь н ы е к р е с т ь я н е. В противоположность казенным приводятся удельные крестьяне, коих состояние описывается лучшими красками. Они пользуются своими правами, имеют свои конторы, кои не только управляют ими, но и ограждают от насилий земской полиции и других властей. Управляющий конторой ответствует за устройство крестьян, в его ведомстве состоящих; но власть его ограничена: он не может произвольно вводить своих выдумок, или без особенного разрешения министра отрешить голову, миром избранного. У них все раскладки и учреждения производятся посредством общих совещаний.
17. Заключение
Кратко изображенное внутреннее состояние государства показывает, сколь в затруднительных обстоятельствах восприял скипетр ныне царствующий император, и сколь великие трудности предлежат к преодолению: даровать законы, водворить правосудие учреждением кратчайшего судопроизводства, возвысить нравственное образование духовенства, подкрепить упавшее и двадцатичетырехлетним займом вконец разоренное дворянство, воскресить торговлю и промышленность незыблемыми уставами, дать юношеству другое просвещение, приличное для всех состояний, улучшить положение земледельцев, уничтожить уничижительную продажу людей, воскресить флот, поощрить частных людей к мореплаванию, к чему призывают Гаити и Америка, словом – исправить неисчислимые беспорядки и злоупотребления.
Военный министр граф Татищев
Статский советник Боровков.

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы ВордПресс
Rambler's Top100