Трактат между Империей Всероссийскою и Оттоманскою Портою, 1791 г.

1791 Декабря 29.
Трактат вечного мира и дружбы, заключенный между Империей Всероссийскою и Оттоманскою Портою в Яссах чрез назначенных к тому с обеих сторон полномочных и подтвержденный обоюдными Государскими Ратификациями, размененными между взаимными полномочными в Яссах в 29 день Генваря 1792 года. (П. С. З. 17008).
Во имя Господа Всемогущего.
Ея Императорское Величество Всепресветлейшая и Державнейшая Великая Государыня Императрица и Самодержица Всероссийская и, Его Величество Всепресветлейший и Державнейший Великий Государь Император Оттоманский, имея искреннее взаимное намерение, дабы продолжающаяся настоящая между обоюдными государствами война прекращена, мир же дружба и доброе согласие прочным образом восстановлены были, рассудили за благо сие доброе и спасительное дело препоручить старанию и руководству уполномоченных к тому и именно: от Ея Императорского Величества Самодержицы Всероссийской, сиятельнейшего графа Александра Андреевича Безбородка, высокопревосходительного господина действительного тайного советника и орденов Ея Величества кавалера, а от Его Султанова Величества сиятельнейшего и высокопревосходительного господина верховного визиря Блистательной Порты Оттоманской Юсуф паши, с тем, чтоб для постановления, заключения и подписания мирного договора избраны, назначены и надлежащею полною доверенностью от обеих сторон снабжены были достойные особы: вследствие чего от стороны Российской Императорской избраны и уполномочены превосходительные и высокопочтенные господа: Александр Самойлов, от армии Ея Императорского Величества генерал-поручик, действительный камергер, правитель канцелярии высочайшего Ея совета и разных орденов кавалер; Иосиф де Рибас, от армии генерал-майор, командующий гребным флотом и разных орденов кавалерии; и Сергей Лашкарев, статский советник и кавалер; со стороны же Блистательной Порты Оттоманской, превосходительные господа рейс эфендий Ессеид Абдуллаг Бири, Орду Кадысы, и титлом стамбул эфендия облеченный Ессеид Ибрагим Исмет бей и Рузнамежди Еввель Мугамед Дурри эфендий; которые собравшись в городе Яссах, постановили и заключили для вечного мира между обеими Империями нижеследующие статьи.
1. Между Ея Императорским Величеством Самодержицею Всероссийскою и Его Султановым Величеством, Их Наследниками, и преемниками престолов, тако ж между их верноподданными государствами, от ныне л па всегда да пресекутся и уничтожатся всякие неприязненные действия и вражда, и да предадутся оные вечному забвению; вопреки же тому да будут восстановлены и сохранены на твердой земле и водах вечный мир, постоянная дружба и ненарушимое доброе согласие сопровождаемое искренним наиприлежнейшим и точным исполнением постановляемых ныне статей мирного договора так что впредь с обеих сторон один против другого да не воздвигнет ни тайным ни явным образом какого либо действия неприязненного или поступка трактатам противного; силою же возобновляемой толь искренней дружбы дозволяют обе стороны взаимную амнистию и общее прощение всем тем подданным без всякого отличия, как бы то ни было, которые соделали какое-либо против одной или другой стороны преступление, освобождая на галерах или в темницах находящихся, позволяя возвратиться изгнанным и ссылочным, и обещая после мира возвратить оным все чести и имения, которыми они прежде пользовался, не делая и не допуская других делать им какие-либо ненаказуемые ругательства, убытки или обиды, под каким бы то предлогом ни было; но что бы каждый из них мог жить под охранением и покровительством законов и обычаев земли их наравне с своими соотчичами.
2. Трактат мира 1774 года Июля 10, а Эгиры 1188 года 14 дня Луны Джемазиель Еввеля; изъяснительная конвенция 1779 Марта 10, а Эгиры 1193 года 20 дня Джемазиель-Ахыра; трактат торговли 10 Июня 1783, а Эгиры 1197 года 21 Реджеба, и акт, объясняющий присоединение к Российской Империи Крыма и Тамани и что границею есть река Кубань, 1783 года Декабря 28 дня, а Эгиры 1198 года 15 Сафара, силою сего мирного договора подтверждаются во всех их статьях, исключая те только, которые сим трактатом или же и прежними в одном после другого отменены, и обе Высокие договаривающиеся стороны обязуются оные свято и ненарушимо содержать, и с доброю верою и точностью исполнять.
3. Вследствие того, как в прелиминарном втором артикуле положено, что река Днестр на веки имеет быть границею между обеими Империями, так, что впредь пределы Империи Всероссийской имеют простираться до помянутой реки, и ныне обе договаривающиеся Империи между собою согласилися и постановили, что между Империею Всероссийской и Портою Оттоманскою пребудет границею река Днестр, так, что все земли, на левом берегу помянутой реки лежащие, имеют остаться вечно в совершенном и беспрепятственном владении Всероссийской Империи, а на правом берегу помянутой реки лежащие все земли, по возвращении их со стороны Всероссийской Империи, имеют остаться вечно в совершенном и беспрепятственном владении Порты Оттоманской.
4. По таковом касательно между обеими Империями границ постановленном распоряжении, и по силе четвертого артикула прелиминарии, гласящего: каким образом были до настоящей войны обеих Империй все прочие границы, таким образом остаются и теперь; все же земли Российского Двора войсками в нынешней войне завоеванные и имеющиеся в оных крепости, в каком состоянии ныне находятся возвратятся Порте Оттоманской, Российский Императорский Двор возвращает Блистательной Порте завоеванную оными Бессарабию с крепостями Бендерами, Аккерманом, Килиею и Измаилом, со всеми местечками, слободами, деревнями и всем прочим, что оная в себе содержит; равным образом возвращает Блистательной Порте Княжество Молдавское со всеми городами, селениями и всем прочим, что оная провинция в себе содержит; а Порта Оттоманская, принимая помянутые провинции на следующих условиях, обещается торжественно и свято оные наблюдать: первое все, что написано в пользу Княжеств Молдавии и Валахии, вышеупомянутою второю статьею возобновленных, в заключенном мирном трактате 1774 10 Июля, а Эгиры 1188 года Джемазиель-Еввеля 14 дня, в постановленной изъяснительной конвенции 1779 10 Марта, а Эгиры 1193 года Джемазиель-Ахыра 20 дня и в акте верховным визирем именем Порты Оттоманской данном 1783 Эгиры 1193 года 15 Сафара, свято, ненарушимо содержать и точно исполнять. Второе, не требовать от Княжества Молдавии никакой денежной или другой суммы за старые счеты, какого бы они существа ни были. Третье, не требовать от оного никакой контрибуции или платежа за все военное время, а за многие страдания и разорения в течение сей войны им претерпленные, уволить помянутое Молдавское Княжество и еще впредь на два года от всякой дани и тягостей, считая срок сего увольнения со дня размены ратификаций. Четвертое, фамилиям, желающим оставить свое отечество и в другие места переселиться, позволить свободный выезд со всем их имением; а чтобы оные фамилии могли иметь достаточное время недвижимые свои имения родственникам их, подданным Порт Оттоманской, или кому похотят из подданных же ее препоручить, и по обычаю земли той подданным же Порты продать, и вообще для распоряжения дел своих для сего свободного из отечества переселения, дается им сроку четырнадцать месяцев, считая оный со дня размены ратификаций.
5. В доказательство между обеими договаривающимися Империями искренности и дружбы, которые, не довольствуясь единым ныне восстановлением мира и доброго согласия между ими, ищут и на будущие времена утвердить оный прочным образом, отвращая со всевозможным радением все причины, могущие подать повод к спорам и остуде, Блистательная Порта обещает подтвердить вновь издаваемым ферманом данный прежде, чтоб ахалдыкский губернатор и пограничные начальники и прочие отныне впредь ни тайно, ни явно, ни под каким видом не оскорбляли и не беспокоили земель и жителей владеемых Царем Карталинским, о чем и отправить к помянутому ахалдыкскому губернатору, к пограничным начальникам и к прочим с строжайшим прещением и подтверждением указы.
6. По утверждении статьею второю сего мирного договора, в числе прочих трактатов, акта 28 Декабря 1783 года постановленного, касающегося до присоединения к Империи Всероссийской Крыма, Тамани и определяющего границею в той стороне между обеими договаривающимися сторонами реку Кубань, Блистательная Порта Оттоманская, в изъявление, что она на времена будущие желает отдалить все, что мир, тишину и доброе согласие между обеими державами возмутить может, обещает и обязуется торжественно употребить всю власть и способы к обузданию и воздержанию народов, на левом берегу реки Кубани обитающих при границах ее, дабы они на пределы Всероссийской Империи набегов не чинили, никаких обид, хищничеств и разорений Российско-Императорским подданным и их селениям, жилищам, и землям не приключали ни тайно, ни явно, и ни под каким видом людей в неволю не захватывали; о чем со стороны Блистательной Порты строжайшие прещения под страхом жестокого и неизбежного наказания кому следует, даны, и в тех местах после размены ратификаций на настоящий мирный договор обнародованы быть долженствуют непременно: если же и аз таковым постановлением в сем трактате и чинимым подобным помянутым народам прещением, отважатся кто либо из них учинить набег в границы Империи Всероссийской, и там приключить вред, убыток, или разорение, или скот, или что другое украдут, или увезут или людей Российских в неволю захватят в таком случае, по принесении жалобы, скорое и неотложное удовлетворение и имеет быть доставлено, возвращением пограбленного или украденного, наипаче же непременным и ни какой оговорке не подверженным отысканием и освобождением людей Российских ими захваченных, награждением убытков тем нанесенных, и примерным на границе наказанием виновных в присутствии комиссара от пограничного Российского начальства назначаемого; буде же, паче всякого чаяния, таковое удовлетворение в полгода от принесения жалобы не было бы доставлено, Блистательная Порта обязуется сама все убытки заплатить из казны ее в месяц по подаче рекламации от министра Российско-Императорского, разумея притом, что положенные выше наказания за нарушение спокойствия границ соседних непременно и точно исполнены быть имеют без отлагательства.
7. В рассуждении, что торговля есть сущий залог и самый крепкий узел взаимного доброго согласия, Блистательная Порта таким образом возобновляя мир и дружбу с Империею Всероссийскою, в изъявление искренности, с каковою желает она, дабы выгодная и безопасная торговля между подданными оных Империй наилучшим образом процветала, обещается сим артикулом наблюдать и исполнять шестьдесят первую статью постановленного с Российскою Империею торгового трактата, касающуюся до корсаров Алжирского, Тунисского и Трипольского кантонов и именно: что если Российский подданный повстречается с помянутыми корсарами Алжирскими, Тунисскими и Трипольскими, и притом ими в плен взят будет, или они судно, или имение у купцов Российских отымут, в таком случае Блистательная Порта употребит власть свою над кантонами, дабы Россиян, сделанных сим образом невольниками освободить, отнятые их суда и пограбленные товары и вещи хозяевам возвратить, и воспоследовавшие вред и убытки взыскать; если же по получении известий будет удостоверено, что со стороны означенных кантонов Алжирского, Тунисского и Трипольского даваемые от Блистательной Порты ферманы не исполнены, тогда по подаче о том рекламации от Российского посланника или поверенного в делах в два месяца, или как можно скорее, полагая со дня подания рекламации, обязуется Блистательная Порта из Императорской казны оным заплату и удовлетворение учинить.
8. Все военнопленные и невольники мужеского или женского рода, какого бы достоинства или степени ни нашлись в обеих Империях, исключая тех, кои из магометан в Империи Российской добровольно приняли закон Христианский, а Христиане, кои в Оттоманской Империи добровольно же закон магометанский, по размене ратификаций сего трактата непосредственно без всякого претекста взаимно должны быть освобождены, возвращены и препоручены без всякого выкупа или платежа; так как и все прочие в неволю попавшиеся Христиане, то есть Поляки, Молдавцы, Волохи, Пелопонесцы, Островские жители и Грузинцы, все без малейшего изъятия равномерно ж без выкупа, или платежа должны быть освобождены. Равным же образом должны быть возвращены и препоручены все те Российские подданные, которые по какому либо случаю по заключении сего блаженного мира попались бы в неволю и нашлись в Оттоманской Империи, что самое чинить обещает взаимно и Российская Империя против Оттоманской Порты и ее подданных.
9. Хотя по унятии оружия по случаю благополучно оканчиваемой ныне мирной негоциации никакие не могут произойти недоразумения, касательно неприязненных действий; по подписании однако ж настоящего мирного договора, как Российско-Императорский главноуполномоченный для дела сего действительный тайный советник сообщит тотчас начальствующему в армии и флотах Ея Императорского Величества, так равно верховный визирь Порты Оттоманской даст знать во всех войсках Оттоманских, что мир и дружба между обеими Высокими Империями восстановлены совершенно.
10. Дабы между обеими Империями мир и истинная дружба вящше утверждены были, торжественно от обеих сторон будут отправлены чрезвычайные послы в то время, которое с общего обоих дворов согласия назначено будет. Оба посла равным образом встретятся на границах и будут приняты и почтены теми же обрядами, каковые употребляются при взаимных посольствах Российскою Империею и Портою Оттоманскою между наиболее почтительными от них европейскими державами: в знак же дружества взаимно с оными послами имеют быть посланы подарки, с достоинством обеих Империи сходственные.
11. По совершении между двумя Империями мирного договора и по размене взаимных Государских ратификации на оный, Российско-Императорские войска и гребный флот имеют приступить к выходу из областей Порты Оттоманской и понеже таковой выход войск и флота надлежит сообразить с удобностью к тому времени; то обе высокие договаривающиеся стороны согласились и постановили назначить крайним сроком пятое надесять мая старого стиля следующего 1792 года, в которое время все войска Ея Императорского Величества на левый берег Днестра переправиться; а флот гребный без остатку из устьев реки Дуная совершенно выйти долженствуют. Доколе Российские Императорские войска пребудут в завоеванных и по мирному договору Порте Оттоманской отдаваемых обратно крепостях и провинциях, правление и порядок в них имеют остаться так точно, как в настоящее время суть оные под обладанием их, и Порта на то время и до срока выхода всех войск вступаться в оное не имеет. Российские войска до последнего дня своего выступления в оных землях будут получать всякие потребные себе вещи и снабжение питательными и прочими припасами, равным образом, как то и ныне им доставляется.
12. Главноуполномоченный со стороны Ея Императорского Величества, Самодержицы Всероссийской, действительный тайный советник, и со стороны Порты Оттоманской верховный визирь, по подписании обоюдными полномочными сего мирного трактата, в две недели, или скорее, буде возможно, разменять в Яссах чрез руки тех же полномочных взаимные акты, подтверждающие совершение сего благого и спасительного дела.
13. Настоящий договор вечного мира со стороны Ея Императорского Величества и со стороны Его Султанова Величества имеет быть утвержден и ратифицирован торжественными ратификациями за подписанием собственноручными Их Величеств, которые разменяны быть долженствуют взаимными полномочными в том же месте, где и самый сей договор совершен, в пять недель, или буде можно и скорее, от состояния сего акта, который помянутые взаимные полномочные руками своими подписали, печатями утвердили и между собою разменяли в Яссах 1791 года Декабря 29 дня.
Александр Самойлов, Иосиф де Рибас, Сергей Лошкарев.
Моск. Гл. Арх. М. И. Д. Турецкие трактаты 1791 г. Дек. 29, № 81. (Печатный).

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.