Трактат между Россиею и Польшею, 1773 г.

1773 Сентября 18.
Трактат между Россиею и Польшею, – о восстановлении мира между обеими державами, и о присоединении к России некоторых от Польши земель. (П. С. З. № 14042).
Во имя Пресвятой и Неразделимой Троицы.
Известно да будет всякому, до кого сие принадлежит. Как продолжавшиеся чрез многие годы в Королевстве Польском замешательства угрожали не только совершенным опровержением конституции сего государства, но и пресечением всякого сообщения с соседями оного, а особливо поколебали и нарушили древнюю между Империею Российскою и яснейшею Речью Посполитой дружбу и доброе согласие; того ради Ея Величество Императрица Всероссийская, согласясь с Ея Величеством Императрицею Королевою Венгеро-Богемскою и Его Величеством Королем Прусским, повелела Его Величеству Королю Польскому и яснейшей Речи Посполитой объявить подданным в Варшаве Сентября месяца прошлого года мемориалом, что Ея Величество видя необходимую нужду в соблюдении при толь сомнительных обстоятельствах прав и притязаний своих о получении от Республики удовлетворения за убытки, взяла и присоединила к державе своей сходственной с помянутыми нравами и притязаниями замен, приглашая при том формально Польскую нацию собраться па сейм и стараться на оном прилежно о внутреннем примирении своем и о твердом по силе помянутой декларации распоряжении всего с соседями Ея. Его ж Величество Король Польский, в силу резолюции сенатского совета, держанного в Ноябре месяце того ж года, ответствуя о будущем генеральном сейме, у чинил торжественные возражения и против взятия во владение упомянутого замена, отчего и произошла было толь очевидная опасность, что различные об интересах раздоры и причины к огорчению и несогласию между обоими государствами могли дойти до самых крайностей, но по здравом с обеих сторон рассуждении о пагубных следствиях, следующих от такого происшествия, дух согласия счастливо превозмог, и постановлено в следствие того начать в Варшаве на чрезвычайном сейме, созванном для того по желанию трех содоговаривающихся дворов, переговоры о примирении; а сколь скоро тот сейм соберется, то и начнут на оном стараться о немедленном прекращении нынешних распрей чрез уполномоченных к тому с совершенною властью с одной и другой стороны министров и комиссаров. Сего ради Ея Величество Императрица Всероссийская снабдила своею полною мочью господина барона Отто Магнуса Штакельберга, Ея действительного камергера и чрезвычайного и полномочного при Варшавском Дворе министра, а Его Величеством Королем и Речью Посполитой Польскими снабжены для того ж полною мочью из Сената: епископы, куявский и померанский Антон Островский, познаньский и варшавский Андрей Станислав Костка Млодзеевский, виленский Игнат Массальский, луцкий и Бржесцка литовского Павел Феликс Турский, хельмский Антоний Онуфрий Окенцкий. Воеводы: познаньский Антон Яблоновский, калишский Игнат Твардовский, киевский Станислав Любомирский, иноврацлавский Андрей Мощенский, полоцкий князь Александр Сапега, напольный гетман Великого Княжества Литовского, новгородский Иосиф Веселовский, плоцкий Иосиф Подоский, брацлавский Матвеи Ланцкоронский, гнезненский Август Сулковский. Кастелланы первого класса: познанский Иосиф Мелжинский, киевский Иосиф Стемковский, смоленский Андрей Зенковский, подляшский Иосиф Вилчевский, мазавецкий Федор Шидловский. Кастелланы второго класса: жарновский Семен Шидловский, пршеменцкий Рафаил Гуровский, чеховский Адам Лонцкий, бржезинский Симон Дзержбицкий, ковалевский Иосиф Домбский, гостинский Антон Ласоцкий, виснский Казимир Карась, рационжский Иван Хризостом Краевский, цехановский Франциск Подоский. Из министерства: коронный великий маршал Станислав Любомирский, коронный великий канцлер Андреи Млодзеевский, великий канцлер Великого Княжества Литовского князь Михаила Чарторыский, коронный канцлер Ян Борх, канцлер Великого Княжества Литовского Иоаким Хрептович, коронный подскарбий Федор Вессель, надворный маршал Великого Княжества Литовского Владислав Гуровский. Из рыцарства: краковский подкоморий Станислав Лентовский, краковский подчаший Александр Лентовский. Послы воеводства Красковского: коронный великий писарь Казимир Рачанский, калишский подстолий Адам Закржевский, всховский подчаший Флариан Закржевский, нищевенцский староста Антон Прусимский. Послы воеводства познаньского: обозный виленский Фома Шумский, хорунжий лидский Иосиф Нарбурт, лидский гродский судья Иосиф Стыпалковский. Брацлавские городские судьи: Георг Шауман и Богуслав Томашевич. Послы Виленского воеводства: генерал-лейтенант коронного войска Мартын Любомирский, опочинский подстолий Ян Кросповский, радомский войский Ксавер Кохановский, земский радомский писарь Антон Радонский, стенжицкий ротмистр Степан Хоментовский, скарбник вислицкий Яков Гадзевич и Винцет Голуховский. Послы Сандомирского воеводства: староста гнезненский Франциск Салес Мясковский, генерал-адъютант королевский Антон Беражевский, гнезненский подкоморий Александр Гуровский, Гнезненский Подсудья Петр Корытовский, калишский хорунжий Ян Корытовский. Послы воеводства калишского: всховский ротмистр и посол гнезненского воеводства Валентин Гозимирский. Послы троцкого воеводства: троцкий городской судья Иосиф Елинский, гродненский хорунжий Иосиф Елский, земский гродненский судья Казимир Волмер. Послы сирадского воеводства: стольник сирадский Игнат Сухецкий, стольник и гродский судья петриковский Ян Тимовский. Посол ленчицкого воеводства: гродский писарь пржедецкий Франциск Ержмановский. Послы бржесцского куявского воеводства: хорунжий бржесцский куявский Станислав Домбский, скарбник ковальский Антон Бесекирский. Посол земли добржинской: добржинский подчаший Петр Суминский. Посол повета стародубского, староста бержницкий Матвей Жиниев. Послы Новогродского воеводства: ротмистр Антон Толоцко, волковышский земский писарь Майхайла Булгарин. Посол черской земли: петриковский хорунжий Игнат Рыхловский. Послы варшавской земли: варшавский хорунжий Адалберт Шамоцкий, варшавский земский судья Сигизмунд Станишевский. посол киевской земли: подкоморий Виснский Франциск Вильчевский. Посол закрочимской земли: бурграф варшавского города Христофор Франковский. Посол цехановской земли, подстолий прасиицкий Павел Росцишевский. Посол ломзинской земли генерал-лейтенант коронного войска Антон Сулковский. Послы рожанской земли: рожанский староста Игнат Лемпицкий, земский и гродский рожанский же писарь Виктор Карневский. Посол ливской земли: земский ливский судья Игнат Зелинский. Послы земли пурской, воеводства мазовецкого хорунжий рожанский Михаила Карский, мечник луковский Гиацинт Езерский. Посол воеводства подляшского: подсудья мельницкий Павел Сестржевитовский. Послы воеводства равского: судья земский сохочевский Иосиф Лущевский, стольник сохочевский Адам Ласоцкий, староста гостынинский Август Домбский, подчаший гомбинский Лаврентий Заблоцкий. Посол бжресцского литовского воеводства: бржесцской же литовской земли судья Франциск Немцевич. Послы воеводства брацлавского: королевский камергер князь Максимилиан Воронецкий, князь Антон Четвертинский, Павел Судымоитович, городничий звиногродский Павел Чечель, князь Михаила Четвертинский и послы минского воеводства: кравчий минский Фадей Володкович, мозырский подкоморий Константин Елинский, мозырский земский писарь Адам Ленкевич, подчаший ржечицский Николай Прутановский, и кравчий ржечицский Георг Вырпта. Которые комиссары и уполномоченные, снабженные надлежащею властью по размене взаимных полных мочей своих и по неоднократным между собою переговорам, согласились наконец о нижеследующих артикулах:
1. Да будут отныне впредь и на вечные времена между Ея Величеством Императрицею Всероссийскою, Ея Наследниками и преемниками и Ея областями с одной стороны, так же между Его Величеством Королем Польским и Великим Князем Литовским и его преемниками равно как и Королевством Польским и Великим Княжеством Литовским с другой стороны ненарушимый мир, искреннее согласие и совершенная дружба на таком же основании, на каком постановлены оныя Варшавским трактатом от 13/24 Февраля 1768 года, который трактат чрез нынешний возобновляется наидостовернейшим образом для точного исполнения, силы и важности всех тех его артикулов, в коих ни малейшего сокращения, перемены или ограничения не учинено.
2. Для совершенного прекращения всех пограничных споров между обоими государствами, и ради уничтожения с одной и другой стороны всех притязаний, какого бы звания оные ни были, Его Величество Король Польский как за себя, так и за своих преемников, обще с государственными чинами Королевства Польского и Великого Княжества Литовского, уступают сим трактатом беспрекословно и бесповоротно в вечное владение Ея Величеству Императрице Всероссийской и Ея Наследникам и преемникам обоего пола, следующие земли; а именно:
Остаток Польской Лифляндии, так как и часть Полоцкого воеводства, находящуюся за рекою Двиною, равномерно ж и воеводство Витебское, так, что оная река Двина будет натуральною границею между обоими государствами, простираясь до пункта границы между воеводствами Витебским и Полоцким, и следуя по сей границе до пункта, где соединяются границы трех воеводств, а именно: Полоцкого, Витебского и Минского, от которого пункта рубеж продолжаться будет по прямой линии подле вершины реки Друеца к местечку, называемому Ордва, а оттуда спускаясь по той реке до впадения ее в реку Днепр, так что все воеводство Мстиславское, как по сю так и по ту сторону Днепра и оба конца воеводства Минского по верх и в низу Мстиславского воеводства, за новою границею и Днепром принадлежать будут Всероссийской Империи, и от того места где впадает в Днепр река Друец, река Днепр имеет быть межею между обоими государствами, соблюдая наивсегда городу Киеву и его уезду границу, которую они по сю сторону той реки имеют.
И так Его Величество Король Польский и государственные чины Польского Королевства н Великого Княжества Литовского уступают Ея Императорскому Величеству Всероссийской, Ея Наследникам и преемникам все вышеупомянутые земли и уезды, по силе учиненного таким образом назначения новых границ между обоими государствами, со всею полною над оными властью, самодержавством и независимостью, со всеми их городами, крепостями, деревнями и реками, со всеми вассалами, подданными и жителями, увольняя их от ленной и обыкновенной в верности присяги, кою учинили они Его Величеству Королю и Короне Польской со всеми правами, как гражданскими и политическими, так и духовными, и вообще со всем тем, что принадлежит к самодержавному оных земель владению, и обещают, что они никогда и ни под каким видом никакого притязания на оныя в силу сего трактата уступленные провинции чинить не будут.
3. Так же Его Величество Король Польский за себя и за своих преемников, да и чины польские и литовские отрицаются на вечные времена от всех прав и притязаний, какие бы по ныне и впредь они не имели на которую-нибудь из провинций, принадлежащих теперь действительно к Российской Монархии, под каким бы то ни было званием, видом и случайным условием, по которому бы помянутые права и притязания когда-либо наперед сего, или в будущие времена действо и силу свою возыметь могли.
4. В следствие постановленной вторым артикулом уступки, Ея Величество Императрица Всероссийская отрицается с своей стороны на вечные времена за Себя и за Наследников Своих от всех прав и притязаний, кои она имела, или иметь может на которую-нибудь из провинций, составляющих ныне область Речи Посполитой Польской под каким бы то ни было званием, видом и случайным условием, по которому бы помянутые права и притязания когда-либо наперед сего, или в будущие времена действо и силу свою возыметь могли.
5. Римские обоего звания католики имеют, по елику что касается до гражданских прав, пользоваться в уступленных сим трактатом провинциях всеми своими принадлежностей, так же движимыми и недвижимыми имениями: а что до веры их принадлежит, то остаться пм при оной в прежнем состоянии, то есть иметь им вольное отправление службы Божией по их обрядам со всеми теми церквами их и принадлежащими духовенству маетностями, которые состояли за ними во владении в то самое время, когда сии провинции присоединены к державе Ея Императорского Величества в Сентябре месяце 1772 года; и Ея Императорское Величество и Наследники Ея по Самодержавной власти Своей, отнюдь ничего не предпримут в предосуждение тому состоянию, в коем Римская Католическая вера по вышеупомянутым провинциям до ныне находится.
6. Ея Величество Императрица Всероссийская Формально и наисильнейшим образом ручается Королю Польскому и Его преемникам, так же и Речи Посполитой Польской, все ныне имеющиеся их владения во всем пространстве и состоянии, в коем остаются они после трактатов, заключенных между Их Величествами Императрицею Всероссийскою, Императрицею Королевою Венгеро-Богемскою, Королем Прусским и яснейшею Речью Посполитой Польскою; равномерно и Его Величество Король и Речь Посполитая Польские вручают Ея Величеству Императрице Всероссийской и Ея Наследникам нынешние в Европе владения Ея во всем пространстве и состоянии, в коем они находятся по заключении тех же трактатов. Еще ж обе Высокодоговаривающиеся стороны объявляют, что по сему новому дел состоянию должно разуметься и исполняемо быть то ж самое, о чем гласит во втором артикуле их трактата 1768 года.
7. Ея Императорское Величество, объявив, что намерена Она добрыми стараниями своими способствовать восстановлению тишины и доброго порядка в Польше на твердом и прочном основании, вручает все те конституции, кои на собранном ныне в Варшаве, под званием конфедерации, сейме, с совершенного согласия министров трех содоговаривающихся дворов узаконены будут, как о Форме вольного республиканского независимого правления, так и о примирении и состоянии подданных Греческой Восточной не униатской веры и диссидентов обоего евангелического исповедания; ради чего сочинен быть имеет о помянутых конституциях за подписанием взаимных министров и комиссаров особый акт, составляющий часть сего трактата, которому иметь ту же силу и важность, как бы оный от слова до слова в сей трактат внесен был. Еще ж обе Высокие содоговаривающиеся стороны объявляют, что третий, четвертый и пятый артикулы заключенного в 1768 году трактата их с принадлежащими к оному сепаратными актами не в иной силе разуметься будут, как в той, что по оным в помянутом особом акте постановиться.
8. Все, что учреждено и постановлено будет в особых трактатах или конвенциях заключаемых гораздо после сего о торговле обеих наций и обо всем к тому принадлежащем, имеет равную силу и важность, как бы оно от слова до слова в сей трактат внесено было.
9. Как не возможно поместить в сей трактат всего, что касается до пользы и выгод обоих государств, то сделан будет особый акт, в который внесется все, что с обеих сторон постановлено и дозволено, или же о чем впредь иногда соглашено и договорено будет, и помянутому акту иметь ту же силу и важность как бы составлял он часть сего трактата.
10. Для порядочнейшего назначения между обоими государствами границ, обе Высокие содоговаривающиеся стороны объявляют что назначат они немедленно для того дела комисаров; и если случится что оные комиссары не согласятся о том, что объяснено во втором артикуле сего трактата, то имеют они оное предать по средству двух других со договаривающихся дворов, разграничение же между тем остановить. Ежели же впредь произойдут между обоими государствами или подданными их еще какие о границах споры, то с одной и другой стороны определятся комиссары, кои стараться имеют полюбовно прекратить оные распри.
11. При замешательствах, в коих Польское Королевство находилось, и при начатии войны между Империею Российскою и Оттоманскою Портою, обнародовала сия последняя манифест, в коем приписывает она яснейшей Речи Посполитой Польской нарушение Карловического трактата; и как от того произошли сомнения и беспокойства не только о прочности уже того мира, по и о дальнейших поступках Порты в рассуждении Речи Посполитой; то Ея Величество Императрица Всероссийская обещает стараться обще с Ея Величеством Императрицею Королевою и Его Величеством Королем Прусским отклонить Порту от всякого противу яснейшей Речи Посполитой неприятельского намерения по помянутому от нея нареканию, и получить чрез посредство их, что б Оттоманская Порта поступала по силе оного Карловичского мирного трактата, яко всегда в полной силе своей состоящего, и никогда не нарушенного.
12. Хотя сей трактат и сочинен на французском языке, однако не имеет то никакого для переду нанести предосуждения обычаю, на такой случай установленному у Высоких, содоговаривающихся сторон.
13. Сей трактат имеет ратифицирован быть Ея Величеством Императрицею Всероссийскою с одной, и Его Величеством Королем и Речью Посполитой Польскими с другой стороны в шесть недель, считая со дня подписания сего трактата или скорее ежели возможно, а потом внести оный в конституцию нынешнего сейма. Обе Высокие содоговаривающиеся стороны стараться так же имеют о доставлении себе ручательства на то от Их Величеств Императрицы Королевы Венгеро-Богемской и Короля Прусского.
Во уверение чего, мы полномочные и комиссары именно к заключению сего трактата назначенные и совершенною властью снабженные, оный трактат подписали и печати наших гербов к тому приложили. Учинено в Варшаве 18 Сентября по старому стилю, 1773 года.
Затем следуют подписи лиц, перечисленных в начале трактата. Моск. Гл. Арх. М. И. Д. Польские трактаты. 1773 г. Сент. 18, № 229 (Печатный).

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.