Указ о присоединении княжеств Курляндского и Семигальского, 1795 г.

1795 Апреля 15.
Именной, данный Сенату. – О присоединении на вечные времена к Российской Империи Княжеств Курляндского и Семигальского, также округа Пильтенского и о приглашении уполномоченных в Сенат для учинение присяги на верность подданства. – С присоединением актов, к сему событию относящихся. (П. С. З. № 17319).
Указ Нашему Сенату.
Из приложенных при сем актов на общем собрании Княжеств Курляндского и Семигальского, також округа Пилтенского состоявшихся, Сенат Наш усмотрит, что сии области, признавая в полной мере попечения Наши о сохранении их в целости и без опасности посреди различных в соседстве беспокойств, и особливо во время последнего в Польше бунта, нашли единым к утверждению тишины и благоденствия их надежным средством просить Нас о принятии их под Державу Нашу. По допущении к Престолу Нашему уполномоченных от них, Мы вняли таковому их прошению, и в следствие того присовокупляя помянутые области на вечные времена к Империи Пашен, повелеваем Сенату, по приглашении уполномоченных, принять от них, именем собратии их, присягу па верное Нам и преемникам Нашим подданство; определяя же в должность генерала-губернатора курляндского, генерала-поручика барона Петра фон дер Палена, возлагаем на него привести к таковой же присяге и всех обитателей Княжеств Курляндского и Семигальского и округа Пилтенского, для чего и доставить к нему приложенную при сем Нашу Грамоту, с приобщением печатных ее экземпляров на Российском и Немецком языках.
Екатерина.
В С.П-бурге Апреля 15 1795 года.
Арх. Сен. Именные Указы 1795 г., кн. 178, лист 283.
Божией милостью Мы Екатерина Вторая, Императрица и Самодержица Всероссийская и прочая и прочая и прочая.
Нам любезно-верным подданным Княжеств Курляндского и Семигальского, тако ж Пильтенского округа благородному рыцарству и земству, городам и всем обитателям.
Признание ваше к попечениям Нашим издавна продолжаемым о сохранении отечества вашего в целости и безопасности посреди различных в соседстве беспокойств, наипаче же во время последнего мятежа в Польше произошедшего, Мы приемлем с особливым Нашим благоволением. Быв уверены в чистосердечном желании вашем на общем собрании вашем изъявленном, и чрез уполномоченных от вас пред престолом Нашим Императорским торжественно подтвержденном о присоединении Княжеств Курляндского и Семигальского и округа Пильтенского под Державу Нашу, удовлетворяем оному, Всемилостивейше приемля вас в число верных подданных Наших и присовокупляя помянутые области на вечные времена к Империи Всероссийской: в следствие чего по учинений уполномоченными от вас в Сенате Нашем присяга на верность, назначаем в должность генерала-губернатора курляндского, генерала-поручика барона Петра фон дер Палена, возложа на него привести к таковой же присяге всех и всякого звание обитателей Княжеств Курляндского и Семигальского, тако ж и Пильтенского округа; по вступлении же его в управление сими областями, представить Нам те распоряжения, которые благу и тишине оных надежным образом способствовать могут. Объявляем при том Императорским Нашим Словом, что не токмо свободное исповедание веры от предков вами наследованной, права, преимущества и собственность законно каждому принадлежащая в целости соблюдены будут; но что от сего времени каждое состояние народное, вышеозначенных областей имеет пользоваться и всеми теми правами, вольностями, выгодами и преимуществами, каковыми древние подданные Российские по милости Наших предков и Нашей наслаждаются. Впрочем пребудем удостоверены, что вы и потомки ваши сохранением непоколебимой верности Нам и преемникам Нашим, и усердием к пользе и службе Государства Нашего, которого промысел Всевышнего учинил вас ныне сочленами, потщитеся заслуживать продолжение Монаршего благоволения.
Дан в Санкт-Петербурге, Апреля пятого на десять дня, в лето от Рождества Христова 1795, царствование же Нашего Всероссийского тридесять третье и Таврического третье на десять.
На подлинном подписано собственною Ее Императорского Величества рукою тако:
Екатерина.
На указе имеется следующая скрепа
«С подлинным свидетельствовал секретарь Илья Федоров». Там же, листы 314,315.

Акт отречения Его Светлости Герцога Курляндского и Семигальского Петра от прав принадлежащих Ему по званию тамошнего владетельного Герцога.
Божией милостью Мы, Петр, Герцог в Лифляндии, Курляндский и Семигальский, так же в Шлезии Саганский, Барон Вартенбергской, Бралинской и Гошицкой и проч. и проч.
Объявляем чрез сие всем и каждому, что Мы по отеческому попечению о Герцогствах Наших Курляндии и Семигалии с самого начала последнего пагубного Польского мятежа прилагали старание о всепокорном подвержении оных Герцогств, так как и Нас самих со всею Нашею фамилиею Высочайшему и могущественному покровительству Ее Величества Императрицы Всероссийской. Но понеже неизбежным следствием того гнусного Польского возмущение было совершенное разрушение сего Королевства; то купно с политическим его существованием прекратилась и вся бывшая по ныне ленная связь, сопрягавшая Герцогства Курляндское и Семигальское с Польшею, почему и почли Мы себя тем вящше обязанными, созвав чрезвычайной земской сейм, поспешить всеобще желанным безусловным подвержением Наших Герцогств Курляндского и Семигальского преславному Скипетру бессмертной Екатерины Второй. А как назначенные для сего важного предмета депутаты не только Формальным манифестом от 18 Марта сего года по новому стилю, основываясь на вышеупомянутых причинах, и имея полное право, торжественно и навсегда отреклись от Польского верховного ленного начальства; но и другим того же числа обнародованным манифестом признали за благо и полезно вовсе отменить существовавшее по ныне ленное и посредственное княжеское правление, дабы отныне быть непосредственно и прямо присоединенными к Империи Российской; то Мы не токмо приступаем к сему для Отечества Нашего толь важному акту, но и Сами с благоговением чрез сие просим Ее Величество Императрицу Всероссийскую о Всемилостивейшем принятии реченного безусловного подвержения, которое одно может основать прочное Курляндии благополучие и доставить Нам издавна усердно желаемое спокойствие. В следствие чего разрешаем и освобождаем Мы всех и каждого из жителей Герцогств Наших Курляндии и Семигалии от учиненной Нам в верности подданства присяги, повергаем к стопам Августейшей Монархини Российской Империи сие торжественное отречение за Нас и ленных преемников Наших, и отрицаемся от ныне на вечные времена от принадлежащего Нам в силу инвеститурных Наших грамот ленного владение и от всех по ныне в Герцогствах Курляндском и Семигальском следующим Нам Государских преимуществ и Княжеских прав, будучи совершенно удостоверены, что Премудрая, Правосудная и Всемилостивейшая Обладательница России, Высочайше благоволит Нас и Фамилию Нашу беспрерывно удостаивать сильною Своею защитою и всеблаготворительным покровительством.
Во уверение чего подписали Мы своеручно сей добровольной и неотменяемой акт отречение с приложением Княжеской Нашей печати. Дан в Санкт-Петербурге Марта 17/28 дня 1795 года. Петр Герцог Курляндский.
Акт благородного рыцарства и земства Герцогств Курляндского и Семигальского, и о подвержеии Их Ее Императорскому Величеству.
Мы земской предводитель и послы собранного на нынешний сейм благородного рыцарства и земства Герцогств Курляндского и Семигальского.
Объявляем чрез сие, что отрекшись торжественно на нынешнем сейме и сегодняшнего числа манифестом нашим от союза, в коем мы до селе состояли, с Польшею и от прежней над нами и сими Герцогствами Польской верховной власти и покровительства по означенным в Нашем манифесте побуждениям и причинам; и при том приняв во уважение с одной стороны, что нам яко весьма малой области, невозможно самим собою независимо и без покровительства высшей державы существовать, а с другой, сколь тягостна, да и для общего благосостояние вредна была состоявшая до селе в Курляндии ленная система; долженствовали Мы натурально не токмо почувствовать необходимость повергнуться вновь высшей державе, но и возьмет желание при отречении от существовавшей до ныне верховной власти отказаться и от прежней ленной системы и происходящего от оной посредственного правления, и подвергнуться сей высшей державе не посредственно, но безпосредственно.
А понеже мы при сей для нас и потомства нашего столь важной перемене вспоминаем, с благодарностью и смирением о том высоком и могущественном покровительстве, коим мы и сии Герцогства уже чрез все нынешнее столетие удостоены были от Августейших Обладателей Российской Империи, а наипаче в новейшие времена от Ее Величества достославноцарствующей Всероссийской Императрицы Екатерины Второй во все время благословенного и преславного Ее Государствования, так, что мы почитаем долгом чрез сие вновь торжественно повторить пред целым светом достодолжное признание, что продолжающимся по днесь существованием своим обязаны мы единственно сему Высочайшему и могущественному покровительству, и как потому сие смиренное и благодарное воспоминание о прошедшем долженствовало произвести твердое намерение добровольным подвержением под Высокославный Скипетр Ее Величества Императрицы Всероссийской, не токмо навсегда увериться в сем Всевысочайшем и могущественном покровительстве, но и тем самым сделаться участниками блаженства и счастья, коими наслаждаются Ее верноподданные под таковым многомощным, премудрым и справедливым правлением, каково есть правление Ее Величества преславно царствующей Императрицы; то вследствие всего вышеозначенного, мы на нынешнем сейме определили, постановили и положили и сим и в силу сего торжественно и безотменно постановляем за себя и потомство Наше.
1. Что мы за себя и потомство наше подвергаем себя и сии Герцогства Ее Величеству достославно царствующей Императрице Всероссийской Екатерине Второй и Всевысочайшему Ее Скипетру.
2. Что поелику мы опытом дознали, сколь тяготна и вредна была для всеобщего благосостояние отечества, существовавшая до ныне под верховною властью Польскою ленная система; то последуя примеру наших предков Задвинской части Лифляндии, (кои в 1561 году при отречении от верховной власти Императора и Немецкой Империи отказались купно от тогдашней ленной системы и от проистекающего из оной посредственного правление Тевтонического ордена, и подверглись Польше непосредственно), отрицаемся мы за себя и потомков наших от состоявшей поныне под верховною властью Польши, ленной системы и происходящего из оной посредственного правление и потому непосредственно подвергаемся Ее Величеству Императрице Всероссийской и Ее скипетру и с толиким же благоговением, как и упованием предоставляем и совершенно предаем на волю Ее Императорского Величества точнейшее определение будущей нашей участи, тем паче, что Ее Величество была поднесь великодушною защитницею и ручательницею всех наших нынешних прав, законов, обычаев, вольностей, привилегий и владений, и что Она, по высокому своему благорасположению всеконечно наклонна будет с матерним попечением поправить будущую судьбу такой земли, которая подвергается Ее Величеству с преисполненною благоговение и неограниченною доверенностью.
3. Чрез отправляемую в Санкт-Петербург делегацию в шести особах, испросить от Ее Величества Императрицы Всероссийской принятие сего нашего подвержения, и в случае Всемилостивейшего на то снисхождения, чрез ту же делегацию учинить за нас, именем всех нас и за наше потомство присягу на верность и подданство Ее Величеству Императрице Всероссийской; в оную же делегацию назначаем Мы: его превосходительство высокоблагородного господина обер-бург-графа, верховного советника и кавалера фон-дер Говена, высоко благородного господина фон Нолде, из Грос-Грамсдена, высокоблагородного господина генерал-комиссара фон Фелкерзама высоблагородного господина капитана фона Гана, из Эллерна, высокоблагородного господина Манрихтера фон Ганскау, высокоблагородного господина инстанцского суда заседателя фон Гейкинга. Впрочем, как от благородных верховных советников, и советников яко по законам представляющих лице Светлейшего Герцога в его отсутствии, не могли мы требовать декларации и приступление ко всему вышеозначенному от имени и за Светлейшего Герцога потому, что Его Высококняжеская Светлость Герцог сам лично находится в Санкт-Петербурге при Дворе Ее Императорского Величества и мы не сомневаемся, что в поспешествование истинному благосостоянию и счастью сих Герцогств не преминет Он повергнуть к стопам Ее Императорского Величества равную Нашей декларацию тем паче, что от Его Светлости конечно не скроется, что по всеконечном разрушении Польской верховной власти, от которой происходят нынешние его инвеститурные права, вышеозначенные к всеобщему благосостоянию отечества учиненные положении наши могут тем менее подлежать по справедливости какому либо противоречию, что оные основаны на вышеупомянутом законном примере, которой подали нам в 1561 году Задвинские наши предки тогдашним своим безпосредственным подвержением Польше и отменением дотоле состоявшего посредственного правление Тевтонического ордена; то хотя сим и предписывается вышеупомянутой в Санкт-Петербург отправляемой нашей делегации, покорнейше пригласить от имени нашего Его Высококняжескую Светлость Герцога, дабы благоволил повергнуть к стопам Ее Величества Императрицы Всероссийской равное нашему объявление; на всякий случай однако ж долженствует оная неотменно изъяснить пред Престолом Ее Величества Императрицы Всероссийской безпосредственное и безусловное наше подвержение, и во всем поступать соответственно вышеизображенным нашим положениям.
В вящшее же сего удостоверение, мы, земский предводитель и земские послы просили благородных верховных советников и советников, чтоб они, яко старшие только собратие наши собственно за себя изъяснились и приступили к сему нашему земскому положению и потому мы оное купно с ними собственноручно подписали с приложением родовых наших печатей, равно и нашею рыцарскою печатью утвердили. Дано в Митаве, в земском собрании 18 Марта 1795 года.
Карл Фердинанд фон Рутенберг, как старший брат. Отто Герман фон дер Говен, обер-бургграф и верховный советник в качестве старшого брата. А. Вильгельм Ган, как старший брат. Генрих фон Офенберг, как старший брат. Николай Христофор Эрнст фон Стемпель, нынешний земский предводитель. Эрдман Дидрих фон Ганцкау, депутат кирхшпиля Сельбургского. Сигизмунд Иоганн фон Гаудринг, депутат Сельбургского кирхшпиля. Карл Эрнст фон Розенберг, депутат сельбургский. Георг Венедикт фон Энгелгард, депутат кирхшпилей Динабургского и Иберлауцского. Александр Магнус фон Фитингов, депутат кирхшпилей Динабургского и Иберлауцского. Гергард Христиан фон ден Бринкен, депутат Динабургского и Иберлауцского кирхшпилей. Иоганн Рейнголд фон Фелкерзам, Депутат кирхшпилей Динабургского и Иберлауцского. Петр Фейлицер фон Франк, депутат кирхшпилей Ашерадского и Нерфтского. Готгард Эрнст фон Рутенберг, депутат кирхшпилей Ашерадского и Нерфтского Иоганн Генрих фон Болшвинг, депутат кпрхшпиля Митавского. Петр Фейлицер фон Франк, депутат кирхшпиля Митавского. Иоганн Адам Вильгельм фон Клопман, депутат кирхшпиля Сессаусского. Карл фон дер Говен, депутат сессауский. Георг Рейнголд фон Албедиль, по поверенности за господина фон Медема, помещика Вильценского, яко депутата кирхшпиля Гренцгофского. Франц Христоф фон Шредерс, депутат кирхшпиля Бауского. Християн барон фон Ренне, депутат кирхшпиля Бауского. Вернер Иоганн Бер, депутат кирхшпиля Экауского. Фридрих Георг фон Ливен, депутат кирхшпиля Балдонского. Иоганн Ульрих Гротгоус, депутат кирхшпиля Балдонского. Филипп Георг Фридрих Ган, депутат киршпиля Нейгутского. Хритсофор Гейнрих фон Фитингоф, депутат кпрхшпиля Добленского. Генрих Эрнст фон Фитингоф, депутат добленский. Георг Петр Магнус фон дер Реке, депутат нейенбургский. Фридрих Эрнст Иоганн фон дер Реке, депутат голдингенский. Фридрих фон Гейкин, депутат голдингенский. Генрих фон Гейкинг, депутат голдингенский. Петр Георг Сигизмунд фон Офенберг, депутат гробинский, Фридрих Христофор фон Клейст, депутат кирхшпиля Гробинского. Георг Рейнгольд фон Зас, депутат кирхшпиля Дурбенского. Фридрих фон Кайзерлинг, депутат кирхшпиля Дурбенского. Герхард Гейнрих Корф, депутат виндавский. Левин Адам фон Нолде, депутат виндавский. Николай Христофор Эрнст фон Стемпель, депутат кирхшпиля Алшвангенского. Иосиф фон Коскуль, депутат алшвангенский. Георг Фридрих фон Фелкерзам, депутат кирхшпиля Алшвангенского. Георг Генрик Зас, обер-гауптман голдингенский депутат кирхшпиля Газенпотского. Карл фон Нолде, депутат кирхшпиля Грамзденского. Карл Эрнст фон Ашеберг, депутат кирхшпиля Фрауенбургского. Магнус Фридрих фон Фиркс, депутат кирхшпиля Фрауенбургского. Георг Рейнголд фон Албедиль, депутат кирхшпиля Тукумского. Эрнст Иоганн фон Клейст, депутат кирхшпиля Тукумского. Петр Эрнст фон дер Остен, по прозванию Сакен, депутат кирхшпиля Кандауского. Карл барон фон Ренне, депутат кирхшпиля Кандаусского. Александр фон Драхенфельс, депутат кирхшпиля Цабелнского. Карл Фиркс, депутат кирхшпиля Талзенского. Фридрих Георг фон Клейст, депутат ауцской. Иоганн Фердинанд фон Рутенберг, депутат ауцской. Отто фон Зас, депутат ауцской.
Манифест благородного рыцарства и Земства Герцогств Курляндского и Семигальского, об отречении существовавшей по ныне с Польшею связи.
Мы земский предводитель и земские послы собранного на сейм благородного рыцарства и земства Герцогств Курляндского и Семигальского объявляем чрез сие и сим нашим манифестом.
Когда в половине шестого надесять столетие Император и Германская Империя, под верховною властью и покровительством коих состоял Тевтонический орден в Лифляндии, оставили сей орден и так названные Лифляндские области без защиты и помощи, то помянутый орден купно с помещенным там дворянством и городами решился в 1561 году избрать себе другого верховного Государя и покровителя. Швеция, Дания и Польша одна пред другою домогались сей верховной власти и покровительства; знаменитость которою Польша тогда преимущественно отличалась, решила вольный выбор наших предков, и была причиною, что они предпочли Польшу всем ее соперникам. Постановление утвержденные торжественною присягою всех договаривающихся сторон определили условие заключенного с Польшею нового союза. В сих постановлениях вся Лифляндия отреклась от существовавшего дотоле орденского правления; Задвинская часть избрала непосредственное Польское правление, а Курляндия и Семигалия, как лежащая по другую сторону Двины часть Лифляндии, предпочли состоять под Польским покровительством яко лен, удержав последнего гермейстера Готгарда Кетлера и потомков его мужеского пола с титулом Герцога, зависящего от Польши.
Лютеранской закон признан в помянутых постановлениях за веру, господствующую в Лифляндии и Курляндии, а исповедующим оную предоставлена спокойная принадлежность всех церквей. – Равным образом в тех постановлениях обещано шляхетству, городам и всем жителям Лифляндии и Курляндии сохранение тогдашних прав, вольностей, законов, привилегий и обычаев их, а дворянству сверх того и все права, вольности, привилегии и преимущества, коими тогда пользовалось Польское шляхетство; обнадежено оное освобождением от всех пошлин и податей, кроме тех, которыми оно салю себя обложить могло, и увольнением от пошлин во всех Польских землях также выговорено соблюдение немецкого градоначальства, и чтоб Пильтенский округ, проданный Дании без всякого права последним епископом Минхгаузеном, вновь присоединен был к Курляндии и находился по праву ленному во владении ее герцогов так, как вся Курляндия и Семигалия.
Сколь же ни благоразумны были взятое в тогдашние времена предками Нашими прибежище к Польше и условие, па коем они для основание благоденствие потомства своего всенародными постановлениями отдались в Польское покровительство; но опыт к сожалению явно доказал, сколь мало сохраняемы были сии с предками нашими учиненные постановления, поелику оные вообще, а особливо вышеозначенные статьи не однократно с Польской стороны были так нарушены, что без праведного и могущественного заступления России давно бы уже испровергнута была вся наша конституция.
Если же сверх сего вышесказанного принять во уважение еще и то, что без сильной и великодушной защиты Ее Величества достославно царствующей Императрицы Екатерины Второй, все наше отечество учинилось бы жертвою последнего Польского возмущения; то очевидно, что с Польской стороны же давно и равным образом нарушены и расторгнуты Заключенные с предками нашими постановления, и что мы по тому последуя правилу: когда отступает один от договора; то может отступить и другой: тем более имеем право и справедливости отрещись от Польской верховной власти, что за воспоследовавшим разрушением Польской Республики оное постановление и само по себе уничтожилось.
Того ради мы по естественному и народному закону имея в равных с предками нашими обстоятельствах равное право, объявляем и возвещаем чрез сие и силою сего нашего манифеста торжественнейшим образом пред Богом и светом за себя и потомков наших, что постановление, заключенное предками нашими с Польшею в 1561 году, почитаем мы ради вышесказанных причин рушенным и объявляем оное уничтоженным, и что мы для того чрез сие ж и силою сего нашего манифеста за себя и потомков наших навсегда и на вечные времена торжественнейшим и законным образом отрещись восхотели и действительно отрицаемся от вышеозначенных постановлений и от существовавшего по ныне покровительства и верховной власти Польши над нами и сими Герцогствами, равно как и от всякой связи обязательств и долгу, коим мы и сии Герцогства по днесь в рассуждении Польши подлежали.
Во уверение чего сей наш манифест и сие наше отречение от часто упоминаемого постановление и от всех по ныне между Польшею и нами существовавших обязательств подписано собственноручно нами, земским предводителем и земскими послами собранного для сего и посему предмету на нынешний сейм благородного рыцарства и земства, также нами верховными советниками и советниками за нас лично и в звании старших братьев своеручно ж подписано с приложением родовых наших печатей и утверждено присовокуплением рыцарства нашего печати. Дано в Митаве в земском собрании 18 Марта 1795 года.
Акт правления и всего благородного рыцарства и земства Пильтенского округа, о подвержении их Ее Императорскому Величеству.
Мы, председатель и земские советники Пильтенского округа, также директор, и все от кирхшпилей уполномоченные собранного здесь на общую земскую конференцию благородного рыцарства и земства сего округа, объявляем и признаем всенародно сим конференциальным положением, что, как явствует из содержание приобщаемого здесь манифеста, что не только яснейшая Республика Польская нарушила наш договор о подвержении, и все к тому относящиеся государственные постановления, но и политические перемены сего Королевства и Великого Княжества Литовского, яко бывшей доселе защитительной верховной власти Пильтенского округа, расторгли и разрушили все с оным связи; при том же малая область для сохранение общего и частного благоденствия, должна свое политическое существование подвергать мудрым и человеколюбивым устроениям сильных Монархов: то мы, выше реченное правление, и от всего дворянства и рыцарства Пильтенского округа поверенные по учиненном советовании о сем предмете признали за себя и потомков наших нужным и полезным постановить и заключить следующий акт.
Воспоминание всех от Ее Величества Императрицы Всероссийской на нас излиянных благодеяний и продолжительное Всевысочайшее покровительство Августейшей и Державной Монархини, разрушение бывшего поныне покровительства и верховной власти и беззащитное положение сего округа, побудили правление и благородное рыцарство и земство прибегнуть со всеглубочайшим унижением к Высокославному Престолу Ее Величества Императрицы Всероссийской и будущее определение участи Пильтенского округа и его жителей предать с благоговением премудрому и правосуднейшему Ее Императорского Величества решению, тем паче, что сие Государыня поныне была великодушною покровительницею и ручательницею всех наших прав, законов, обычаев, вольностей, преимуществ и владений; и по изящному Ее и благоволительному образу мыслей без сомнение соизволит с матернею попечительностью устроить жребий области, которая подвергает себя Ее Величеству с благоговейною доверенностью.
В следствие того мы за себя и потомков нашим сим торжественным актом определяем и постановляем, что мы, собранное правление и благородное рыцарство и земство Пильтенского округа в полном надеянии счастливого жребия подвергаем к достославному скипетру Ее Величества Императрицы Всероссийской Екатерины Второй себя и отечество наше, которое своим доныне продолжающимся и толь часто угрожаемым политическим существованием единственно обязано милостивому и снисходительному покровительству и сильному заступлению сей премудрой Августейшей и обожаемой Монархини, коей Высочайшую волю будем мы почитать священнейшим законом.
Избранные нами здесь делегаты, именно: его превосходительство господин земский советник и камергер барон Корф, прекул-асситенских маетностей владелец, и благородный господин обер-шталмейстер, камергер и Кавалер Барон Гейкинг низположат со всеглубочайшим благоговением к стопам Ее Императорского Величества сей акт подвержения, Высочайшие и премудрые Ее повеление всеподданнейше исполнят, и именем нашим и потомства нашего учинят присягу в верности.
С радостнейшим и благодарнейшим чувствованием ожидают нижеподписавшиеся определение будущей своей участи от решения Всеавгустейшей богини покровительницы. Достославнейший век бессмертной Екатерины ознаменован великодушием и благотворением. Ни единая из повинующихся Ей областей не сетует при сей перемене, но паче прославляет приращение своего благоденствие и безопасности.
Летописи нынешних деяний равно для нас и потомства нашего пребудут вечным памятником великодушие и милости мирообъемлющей Обладательницы.
В вящшее уверение и утверждение нашей здесь обещаемой верности, мы, председатель и земские советники Пильтенского округа, также директор и все от кирхшпилей уполномоченные собранного здесь на общую земскую конференцию благородного рыцарства и земства сие конференциальное положение и сей акт подвержение не только своеручно подписали и печати приложили, но земского суда печатью укрепили. Учинено в Газенпоте на общем земском собрании Пильтенского округа Марта 28 дня 1795 года.
Отто Ульрих Евалд фон Сакен, председатель. Ульрих Иоганн Бер, земский советник. Николай Карл Корф, земский советник. Лебрехт Карл Ернст Фиркс, земский советник. Герман Ульрих барон фон Бломберг, земский советник. Карл Густав фон Офенберг, земский советник. Отто фон Сакен, директор нынешнего общего земского собрания. Ернст фон Мирбах, Амботского кирхшпиля полномочный. Отто Христоф фон Мирбах, полномочный. Отто Христоф фон Мирбах, полномочный кирхшпиля Амботского. Филипп фон Ган, полномочный кирхшпиля Нейгаузенского. Ернст Готгард Фон Дершау, яко полномочный Газенпотского кирхшпиля за себя и по доверенности от соуполномоченного со мною господина Густава фон Багге, также и по препоручению уполномоченных Еваленского кирхшпиля Августа фон Фиркса и Петра фон Кошкуля. Гейнрих фон Гаудринг, полномочный Сакенгаузенского кирхшпиля. Бенедикт Вильгельм фон Гейкин полномочный сакенгаузенского кирхшпиля. Иоганн Евалд фон Мирбах, полномочный Пильтенского кирхшпиля. Карл Николай Алексей фон Симолин, полномочный кирхшпилей Пильтенского и Дондангенского.
Манифест правления и всего благородного рыцарства и земства Пильтенского округа, об отречении от существовавшей поныне с Польшею связи.
Мы, председатель и земские советники Пильтенского округа, также директор и все от кирхшпилей уполномоченные собранного здесь на общую земскую конференцию благородного рыцарства и земства сего округа, объявляем чрез сие и возвещаем сим нашим манифестом.
Пильтенский округ, бывший прежде епископством, находился в отношениях и связи с Орденскими землями Лифляндского гермейстера. Вся Лифляндие и Курляндия вместе с тогдашним епископом Пильтенским были Германскою провинциею, и состояли под Римско-Императорским покровительством. Подобно как гермейстер и епископы, яко сочлены Римской Империи, пользовались преимуществами имперским германских князей, так и их рыцари или земские чины пользовались тогдашними правами германских рыцарей и земских чинов.

Страницы: 1 2

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.