1. Введение

Введение
До 1905 г. в России существовали отдельные кооперативы. Массовое создание кооперативов с активным участием крестьянства в их организации и работе начинается после 1905 г. Бурный рост кооперативного движения был вызван усилением темпов капиталистического развития. Революция 1905 г. пробудила общественное сознание широких масс трудящихся и положила начало второму периоду в развитии кооперативного движения, продолжавшемуся до начала Первой мировой войны. Хотя кооперативное движение в России началось гораздо позднее, чем в странах Западной Европы, развитие его шло очень стремительно. По количеству кооперативных учреждений Россия заняла второе место в мире после Германии, а по числу кредитных коопераций – первое место. Кооперативное движение после 1905 г. резко отличалось от предшествующего не только в количественном, но и в качественном отношении, изменился его характер. Если до 1905 г. движение насаждалось правительством, помещиками, земством, то после революции оно приобрело массовый, народный характер. «Триумфальное шествие» кооперации приходится на третий период, который начался в годы Первой мировой войны и Февральской буржуазно-демократической революции. Объяснялось это тем, что кооперация помогала объединить капиталы крестьянских хозяйств, организовать покупку и сбыт товаров, бороться против спекуляции частных торговцев.
К 1917 г. в России было (по приблизительным подсчетам) 35 тыс. потребительных обществ с числом членов 11,5 млн. человек, свыше 16 тыс. кредитных коопераций с 10,5 млн. членов; 7,8 тыс. сельскохозяйственных обществ и товариществ с 1,8 млн. и 2,9 тыс. молочных с 0,5 млн. членов. Таким образом, общее количество коопераций всех видов составляло свыше 60 тыс. Учитывая, что некоторые домохозяева были одновременно членами двух, а то и трех кооперативов, можно весьма приблизительно определить число членов кооперативов. Некоторые советские исследователи приводят цифру в 23 – 24 млн. человек, а с семьями примерно 90 – 100 млн. человек, т. е. более половины населения России. Кооперация, обслуживавшая сельское население, насчитывала 56,6 тыс. кооперативов с числом членов 18,6 млн. (или 89,8% всех кооперативов и 76,2% всего кооперированного населения). Следовательно, российская кооперация была главным образом деревенской. Накануне Первой мировой войны сельское население России составляло 114,5 млн. человек (82,3%). Таким образом, с членами семей сельская кооперация обслуживала приблизительно 90 млн. человек, или 82% деревенского населения.
Правительство боялось быстрого развития кооперативного движения и стремилось подчинить его жесткому контролю. Основанием для этого послужил тот факт, что в руководстве кооперативным движением заметную роль начинали играть буржуазно-либеральные и либерально-народнические элементы. Оппозиционные настроения, выразившиеся в критике правительственной опеки над кооперацией, в пересмотре кооперативного законодательства при участии представителей кооперативов, явочная система открытия товариществ и т. п. проступали на страницах печати и на кооперативных съездах, где решались неотложные задачи кооперации.
В результате политики правительства, направленной на разъединение и разобщение кооперации, превратившейся в важную экономическую и общественную силу, последняя была бесправна, не имела своего представительного органа и находилась в подчинении различных ведомств. Потребительная кооперация находилась в ведении Министерства внутренних дел, сельскохозяйственная – Министерства землеустройства и земледелия и т. д. Отсутствие общего кооперативного закона, который определил бы положение и деятельность всех видов коопераций, самым неблагоприятным образом сказывалось на работе кооперативов, которая регулировалась различными правительственными ведомственными актами. Все правительственные акты были направлены на ограничение самоуправления и свободного развития кооперативных организаций и предоставляли фактически неограниченные возможности органам власти для вмешательства в их внутренние дела.
Для всех видов кооперации были характерны процессы концентрации, объединения в союзы кооперативов. Объединительные тенденции обусловливали необходимость создания экономического и финансового центра для нее, каким явился Московский народный банк – центральный кооперативный банк России. Вопрос о кооперативном банке был поставлен еще в 1896 г. на Всероссийском торгово-промышленном съезде. Устав банка был утвержден в 1911 г., а свою деятельность он начал 9 мая 1912 г.
На протяжении всей своей непродолжительной деятельности (1912 – 1918) МНБ являлся неформальным организующим и финансовым центром кооперации. Банк открывал кредиты кооперативам для их производительных нужд, занимался перераспределением свободных денежных средств одних кооперативов в другие, привлекал средства для кооперации с общего денежного рынка. Через свой товарный отдел МНБ занимался закупкой товаров, необходимых членам кооперативов для ведения хозяйства (сельскохозяйственных машин и орудий, удобрений, семян, кровельного железа и т. д.), а также сбытом продуктов производства кооперативов не только на внутреннем, но и на внешнем рынке (через свои заграничные отделения в Лондоне и Нью-Йорке). Банк представлял интересы кооперативов на товарном рынке.
В конце 1918 г. МНБ был национализирован в форме слияния с Народным банком РСФСР. МНБ работает и по настоящее время за границей. В октябре 1919 г. на базе отделения был учрежден в Лондоне акционерный коммерческий Московский народный банк. Акционерами банка являются Государственный банк СССР, Внешэкономбанк и ряд внешнеторговых объединений. Основной капитал его составляет 100 млн. фунтов стерлингов, а привлеченный и размещенный – 2 млрд. Поэтому МНБ входит в число 500 крупнейших банков мира. Он призван финансировать советско-британскую торговлю и вообще торговлю между Востоком и Западом путем предоставления кредитов как советским, так и иностранным торговым партнерам. МНБ недавно открыл отделение в Москве.
Мелкобуржуазный состав кооперации, капиталистический характер ее деятельности определили направленность политики руководителей-кооператоров. Кооперация находилась под влиянием эсеров и меньшевиков, хотя внешне она проповедовала лозунг «нейтральности».
Приводимые в разделе документы и материалы в совокупности дают представление о всех сторонах кооперативного движения в России. Из работы крупного деятеля кооперации и признанного мирового авторитета в области аграрной экономической теории А. В. Чаянова (документ № 1) студенты узнают об организации, формах, сущности дореволюционной кооперации. Работы А. В. Чаянова, имеющие большую известность и широко изданные во всем мире, являются у нас библиографической редкостью. Публикация имеет своей целью также познакомить студентов со взглядами этого крупного ученого и талантливого писателя. Приведенные уставы кредитного и потребительского обществ (документы № 3 и 4) представляют так называемые типовые уставы, утвержденные правительством, выходить за рамки которых кооперациям не разрешалось. Все вновь создаваемые кооперативы должны были повторять в своих уставах данный типовой устав или добиваться в министерствах утверждения своего устава, что было безнадежным делом. При анализе уставов необходимо обратить внимание не только на деятельность кооперации, но и на те ограничения, которые пыталось наложить на нее правительство. Приводятся также документы кооперативных съездов и самих кооперативов. Из них можно почерпнуть сведения о целях и направлении всего кооперативного движения, о взаимоотношении правительства и кооперации, о борьбе кооператоров за принятие демократического закона о кооперации. Все эти вопросы являются остро актуальными и в наши дни. Студенты имеют возможность сравнить закон о кооперации дореволюционный и закон о кооперации в СССР, отметить сходные и отличительные моменты.

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.

Rambler's Top100