А.В. Чаянов. Отрывки из работы «Краткий курс кооперации»

А.В. Чаянов. Отрывки из работы «Краткий курс кооперации»
За последние десять лет крестьянское хозяйство заметно изменилось. На крестьянских дворах застучала молотилка. В поле появились посевы клевера. Начали повышаться урожаи. Труд крестьянина, прилагаемый к земле, стал давать большие доходы…
…Все усовершенствования – и рядовые сеялки, и косилки, и сепараторы и племенной скот, словом, все, что дает силу новому земледелию, доступно только крупному хозяйству, которое ими и пользовалось уже десятки лет.
Для крупного хозяйства, если оно нуждается в деньгах, открыт дешевый кредит городских банков, так как оно занимает сразу крупные суммы и может обеспечить свои долги своими крупными капиталами.
Хозяйство же крестьянское, нуждающееся всего в 30 или 100 рублях, должно обращаться к ростовщику и платить 20, а то и 40 процентов годовых.
Крупное хозяйство покупает удобрения, улучшенные семена и земледельческие орудия сразу большими партиями у оптовых торговцев и фабрикантов, а потому получает хороший товар по дешевым ценам.
Крестьянин же принужден платить, при своих мелких покупках, дороже цены за скверный товар.
Владелец крупного хозяйства продает свой хлеб вагонами на мельницу или в порта, свои молочные продукты посылает в город, выручая высокие цены.
Крестьянин же со своим малым урожаем и тремя крынками молока попадает на базаре в руки скупщика, который его и обвесит и обсчитает, покупая за бесценок произведения его труда.
Крупное хозяйство, имеющее сотни десятин пашни и десятки коров и свиней, может полностью использовать все самые сложные, самые большие земледельческие машины, приносящие огромные барыши, и окупить работу лучших племенных быков.
А хозяйство мелкое… Неужели же для крестьянства закрыты все пути, неужели крестьянство не может заставить на своих полях работать усовершенствованные машины, не может завести в своих стадах племенной скот, дешево получить денег для хозяйственного оборота и по хорошим, справедливым ценам продать свой урожай?
Может! Уверенно ответили мы на этот вопрос.
Мы, кооператоры, знаем тот путь, идя по которому крестьянство может построить на своих полях новое земледелие.
Для этого оно должно, оставаясь и трудовым и крестьянским, там, где это ему необходимо, превращаться в крупное, в самое наикрупнейшее хозяйство.
Говоря иначе – соединить усилия отдельных мелких хозяйств и совместно на кооперативных началах устраивать свои дела в самых крупных размерах, получая все выгоды крупнейшего производства.
Если мы внимательно вглядимся в то, как устроено крестьянское хозяйство, то увидим, что каждое из них легко может, сохраняя свое собственное семейное производство, выделить отдельные работы и соединить их сообща с соседями в общее большое дело. Крестьяне часто совместно покупают молотилку и устраивают общий обмолот, заводят сепараторы и маслобойку и совместно перерабатывают свое молоко и сливочное масло, совместно большими партиями продают лен и другие продукты своего хозяйства.
Сибирскому крестьянину нужно было выгодно продать свои молочные продукты. Крестьяне, раньше поставлявшие молоко мелким частным заводчикам, объединились в артель, построили свой собственный маслодельный завод и стали сообща готовить масло. Открылся один кооперативный завод, другой, третий, десяток маленьких кооперативных заводов. Маслодельная кооперация Сибири быстро и успешно начала развиваться, и вскоре артели стали насчитываться сотнями. Они, в свою очередь, объединились в союз, соединили свои силы и продажу своего масла в Сибирском Союзе маслодельных артелей, который собирал в свои руки крестьянского масла на сотни миллионов рублей и продавал его непосредственно в Англию, выручая самые высокие цены, которые только можно было получить за масло.
Такие союзы создались в Вологде, Москве и недавно объединились во Всероссийское объединение по вывозу масла.
Ни один частный предприниматель, ни один капиталист, какими бы крупными капиталами он ни обладал, не сможет по своим оборотам идти в сравнение с этими сибирскими мужичками-маслоделами, объединившимися в кооператив.
Крестьянину нужны для его оборота деньги. Крестьяне объединяются в кредитное товарищество и совместно под круговую поруку занимают в банке несколько тысяч для выдачи в случае нужды своим членам в ссуду. Кредитные товарищества соединяются в уездные и губернские союзы. Союзы кооперативов соединяют свои средства в Московском Народном банке, который соединяет в своих руках все дело снабжения денежными средствами крестьянских кооперативов и через них трудовое крестьянство и собрал для этой цели в свои руки более миллиарда рублей капитала, т. е. сделался одним из самых крупных кредитных учреждений Европы. И нет в России ни одного капиталиста и фабриканта, который имел бы в своих руках столько денежных средств, как наш банк.
Крестьяне не хотят более платить лавочнику высокие цены за малодоброкачественные товары, они желали бы покупать мануфактуру прямо на фабриках, муку с мельниц, керосин из бакинских нефтяных источников, – они учреждают потребительское общество, соединяя свои закупки, сливают отдельные потребительские общества в союзы уездные, губернские и областные, увеличивают созданную ими организацию Центральным Всероссийским Союзом Потребительских обществ, имеющим сотни миллионов рублей оборота, свои фабрики, свои рыбные промыслы, свои мясные заготовки.
Крестьянин-льновод желал бы продать свой лен не базарному прасолу за бесценок, а отвезти его прямо на английские фабрики. Он организует кооперативный сбыт льна, объединяет его в Центральном Товариществе Льноводов и, соединив в его руках миллионы пудов великолепного волокна, тщательно отсортированного, свободного от фальсификации и примесей, – сразу делает эту крестьянскую организацию крупнейшей в мире фирмою по продаже льна.
Таким образом, здесь, как и везде, благодаря кооперации мелкие разрозненные хозяйства объединились, стали сильны и получили все преимущества крупнейшего хозяйства. Этим и можно объяснить ту огромную экономическую силу, которую дает крестьянству его кооперация.
Разъединенное и распыленное среди полей и лесов крестьянство – ничто, организованное в кооперативы оно становится экономической силой, не имеющей равных.
Десятки тысяч кооперативов, разбросанные теперь по русским деревням, объединяющие миллионы крестьянских хозяйств, соединенные в мощные кооперативные центры, и миллиарды рублей кооперативных хозяйственных оборотов наглядно говорят нам об этом. Все завоевания ума человеческого, науки и техники, все преимущества, доступные только самым крупнейшим предприятиям, дает кооперация мелкому крестьянскому хозяйству.
Современное усовершенствованное крестьянское хозяйство немыслимо без научной агрономии и кооперации. В них все наше будущее. Недаром один из самых выдающихся русских профессоров А.Н. Чупров сказал как-то, что в применении к сельскому хозяйству союзное кооперативное начало значит больше, чем все технические завоевания.
Посмотрим, однако, что нужно для того, чтобы крестьянские хозяйства образовали кооператив, чтобы созданные им совместные предприятия были бы действительно кооперативами, и что отличает кооператив от других частных торговых и промышленных предприятий…
Для того чтобы возможно яснее представить себе самую сущность кооперации, сравним между собой два маслодельных завода – один кооперативный, созданный для своих нужд крестьянами-скотоводами, другой частный, содержащийся каким-нибудь капиталистом-предпринимателем. Спросим себя, чьи интересы руководят и управляют работой того и другого завода.
Достаточно небольшого наблюдения, чтобы убедиться в том, что частный завод будет преследовать выгоды того капитала, на который он построен и который вложен в его оборот. Главной задачей его будет построить все дело так, чтобы на этот капитал получить наибольший барыш, наибольшую чистую прибыль.
Иное мы видим в работе кооперативного завода. Для его устройства и оборотов крестьяне вложили в дело такой же капитал, как и частный предприниматель, но интересы этого капитала, задача получения из него наибольшей чистой прибыли отходит здесь на второе место. Корень всего предприятия, его душа лежит в выгоде тех крестьян, которые доставляют молоко на завод и которые совместными усилиями создали этот завод для обслуживания своих хозяйств. Завод кооперативный может не давать ни одной копейки барыша на затраченный на его возведение капитал, но он будет выгоден крестьянам, если благодаря ему они получат за доставляемое ими молоко значительно большую выручку, чем та, которую могли бы выручить, продавая молоко в чужие руки.
Возьмем далее устройство потребительской кооперации, в которую крестьяне объединяются для совместной закупки необходимых им в домашнем обиходе продуктов. Здесь мы найдем такие же отличия от частной лавочки, какие усмотрели в маслодельной артели.
Если предприниматель-лавочник ставит интересы своего капитала на первое место, если он всеми средствами, в ущерб и за счет своих покупателей, стремится вытянуть наибольший барыш из своей торговли, то в потребительской кооперативной лавке интерес получения чистой прибыли на вложенный в товары капитал стоит на втором месте. Капитал, конечно, необходим и для потребительского общества, без него нельзя сделать хозяйственного оборота. Но не его интересы управляют делом, а интересы тех потребителей, тех крестьянских хозяйств, которые соединенными усилиями создали потребительскую лавку для обслуживания своих нужд.
Обыкновенному лавочнику прямая выгода продать плохие продукты по дорогой цене и получить наибольшую чистую прибыль.
В кооперативной же лавке прибыль может быть самая ничтожная. Но продукты должны быть хороши и дешевы.
Ни один кооператор не захочет увеличить прибыльность своей лавки подмесью песка в своем хлебе и воды в молоке, потребляемом его детьми…
Таким образом, мы видим, что такое кооперация и какую пользу может она принести во всех сторонах крестьянской жизни…

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.