Иван Посошков «Книга о скудности и богатстве»

ИВАН ПОСОШКОВ «КНИГА О СКУДНОСТИ И БОГАТСТВЕ», 1724 ГОДА
Глава 4. О купечестве
И купечества в ничтожность повергать не надобно, понеже без купечества никаковое, не токмо великое, но ни малое царство стояти не может. Купечество и воинству товарыщь, воинство воюет, а купечество помогает и всякие потребности им уготовляет.
И того ради и о них попечение неоскудное надлежит имети. Яко бо душа без тела не может быти, тако и воинство без купечества пробыть не может; не можно бо ни воинству без купечества быть, ни купечеству без воинства жить.
И царство воинством расширяется, а купечеством украшается, и того ради и от обидников велми надлежит их охранити, дабы ни малыя обиды им от служивых людей не чинилось. Ноть многие несмысленные люди, купечество ни во что ставят и гнушаются ими и обидят их напрасно. Нет на свете такова чина, коему бы купецкой человек не потребен был.
И так купечество годствует блюсти, чтоб не токмо от обидников посторонних, но и они между собою друг бы друга не обидели и в купечество их иночинные люди отнюд бы не въступали и помешательства ни малого им не чинили, но дать им торг свободной, дабы от торгов своих сами полнились и его императорского величества интерес умножали…..
Буде кто, коего чина ни будь, аще от сиглита или от афицеров, или от дворянства, или и из приказных людей, или церковные причетники, или и крестьяне похотят торговать, то надлежит им прежней свой чин отставить и записатца в купечество и промышлять уже прямым лицом, а не пролазом, и всякие торги вести купечески с платежей пошлин и иных каких поборов с купечества равно со всем главным купечеством. И без согласия купеческаго камандира утайкою, по прежнему, воровски ничего не делать и пошлиннаго платежа ни малаго числа не таить. < ...>
А буде кой крестьянин может рублёв на сто торговать, то тот бы, чей ни был крестьянин, государев ли или царицын, или митрополей или монастырской или санатской или дворянской или какова звания ни был, а торгу на сто рублёв имеет, тот бы записался в купечество. И аще и там поволено будет им жить на старине, а уже пахоты ему не пахать и крестьянином не слыть, но слыть купеческим человеком и надлежит уже быть под ведением магистратским и с торгу своего пошлина платить в мелочные зборы или по окладу со всего торгу. < ...>
А дворяня ради себя пасли бы своих крестьян неоплошно и прикащикам своим и старостам наказали б накрепко, чтоб крестьяне ево ни мало к торгу не прикасались бы и никогда бы даром ни летом ни зимою не гуляли, но всегда б были в работе, а х купечеству ни малым торгом отнюд не касались бы, такожде и сами дворяня ни х какому торгу не касались бы. < ...>
А кои у нас в Руси обретаются вещи яко соль, железо, иглы, стекляная посуда, зеркала, очки, оконешные стекла, шляпы, скипидар, робячьи игрушки, вохра, черлень, празелень пулмет, то всем тем надобно управлятися нам своим, а у иноземцов отнюд бы никаковых тех вещей и наполнены не покупать.
А и сукон салдатских, мнитца мне, у иноземцов покупать не надобно ж, потому что наши руские сукна, аще и дороже заморских станут, обаче тыи денги из царства вон не выдут. Того ради и сукнами нам потребно прониматися своими ж, чтоб те денги у нас в Руси были… Нам надобно не парчами себя украшати, но надлежит добрым нравом и школным учением и христианскою правдою и между себя истинною любовию и неколеблемым постоянством яко в благочестивой христианкой вере, тако и во всяких делах. < ...>
А самаго ради лучшаго царственного пополнения надлежит и прочие заморские товары с рассмотрением покупать; ибо те токмо надлежит товары покупать, без которых нам пробыть не мочно. < ...>
Глава 7. О крестьянстве
Крестьянское житие скудостно ни от чего иного, токмо от своея их лености, а потом от неразсмотрения правителей и от помещечья насилия и от небрежения их.
А аще бы царскаго величества поборы расположены были по владению земли их, колико кой крестьянин на себя пашет, и поборы бы собирали бы с них во удобное время, а помещики их изълишняго ничего с них не имали и работы бы излишние не накладывали, но токмо и подать свою и работу налагали по владению земли их и смотрели бы за крестьяны своими, чтоб они кроме неделных и праздничных дней не гуляли, но всегда б были в работе, то никогда крестьянин весьма не оскудеет.
А буде кой крестьянин станет лежебочить, то бы таковых жестоко наказывали, понеже кой крестьянин изгуляется, в том уже пути не будет, но токмо уклонится в разбой и во иныя воровства. < …>
А буде при дворе своем никакой работы пожиточные нет, то шол бы в такие места, где из найму люди работают, дабы даром времения своего не теряли, и тако творя, никакой крестьянин не оскудеет. < ...>
Паки не малая пакость крестьянам чинитца и от того, что грамотных людей у них нет. Аще в коей деревне дворов, двадцать или и тритцать, а грамотного человека не единаго у них нет, и какой человек к ним ни приедет с каким указом или без указу, да скажет, что указ у него есть, то тому и верят и отьтого приемлют себе излишние убытки, потому что все они яко слепые ничего не видят, ни разумеют. И того ради многая, и без указу приехав, пакости им чинят великия, а они оспорить не могут, аив поборех много с них изълишних денег емлют, и отьтого даровой приемлют себе убыток.
И ради охранения от таковых напрасных убытков, видитца, не худо б крестьян и поневолитъ, чтоб они детей своих кои десяти лет и ниже, отдавали дьячкам в научение грамоты и, науча грамоте, научили бы их и писать. И чаю, не худо бы так учинить, чтобы не было и в малой деревне без грамотного человека. < ...>
А и сие не велми право зрица, еже помещики на крестьян своих налагают бремена неудобноносимая, ибо есть такие бесчеловечные дворяня, что в работную пору не дают крестьянам своим единого дня, еже бы ему на себя что съработать. И тако пахатную и сенокосную пору всю и потеряют у них, или что наложено на коих крестьян оброку или столовых запасов и, то положение забрав, и еще требуют с них излишняго побору. И тем излишеством крестьянство в нищету пригоняют, и которой крестьянин станет мало посытнее быть, то на него и подати прибавит. И за токим их порядъком никогда крестьянин у такова помещика обогатитися не может, и многие дворяне говорят: «Крестьянину де не давай обърости, но стриги ево яко овцу до гола». И тако творя царство пустошат, понеже так их обирают, что у иного и козы не оставляют, и от таковые нужды домы свои оставляют и бегут иные в понизовые места, иные жво украенные, а иные и в зарубежные, и тако чужие страны населяют, а свою пусту оставляют. < ...>
И того ради не надлежит их помещикам разорять, но надлежит их царским указом охранять, чтобы крестьяне крестьянами были прямыми, а не нищими, понеже крестьянинъское богатство – богатство царственное.
И того ради, мнитца мне, лутче и помещикам учинить расположение указное, по чему им с крестьян оброку и иного чего имать и по колику дней в неделе на помещика своего работать и иного какого изъделья делать, чтобы им сносно было государеву подать и помещику заплатить и себя прокормить без нужды. Того судьям вельми надлежит смотреть, чтоб помещики на крестьян изълишняго сверх указу ничего не накладывали и в нищету бы их не приводили. < ...>
А о крестьянех, мнитца мне, лутче так учинить: егда кой крестьянин пожиток свой сполна помещику своему заплатит, то уже бы никакой помещик сверх уреченного числа ни малого чего не требовал с него и нечем бы таковых не теснил, токмо смотреть за ним, чтоб он даром не гулял, но какую мочно к прокормлению своему работы бы работал. И от такова порятка, кои разумные крестьяне, могут себе и хорошие пожитки нажить. < ...>
По моему мнению, царю паче помещиков надлежит крестьянство беретчи, понеже помещики владеют ими времянно, а царю они всегда вековые и крестьянское богатство – богатство царственное, а нищета крестьянская оскудение царственное. И того ради царю яко великородных и военных, тако и купечество и крестьянство блюсти, дабы никто во убожество не въходил, но вей бы по своей мерности изобилны были. < ...>
А буде кой помещик будет на крестьян своих налагать и наложит сверх указного числа или изълишную работу наложит, и аще те крестьяне дойдут до суда, и у такова помещика тех крестьян отънять на государя и з землею.