Из Измарагда

СЛОВО ИОАННА ЗЛАТОУСТА, КАК, НЕ ЛЕНЯСЬ, ЧИТАТЬ КНИГИ (ГЛАВА 4)
Многие из-за того, что не читают божественных писаний, с пути истинного совратились и, заблудшие, погибли. Другие же, и читая книги, но не обладая умом совершенным, с пути истинного совратились; допустил это Бог за гордыню их, ибо, разумом обладая, по своеволию своему не творят дел праведных.
Если муж книжник, но пьяница, то не может он обрести путь к истинному спасению. А если кто, смысла книг не понимая, мудрствует, то такой подобен стене, без подпор стоящей: если подует ветер, то рухнет. Так и тот, кто мудрствует, а не книжник, – если подует на него ветер греховный, то падет, не имея опоры в словах книжных и в мудрости книжной. Если же и то и другое видится в человеке, то это – словно два глаза в теле, глядящие зорко. Птицам для того даны крылья, чтобы избежать силков, расставляемых людьми, а людям – книги, чтобы обнажить перед ними весь обман дьявольский. Много ведь козней творит коварный дьявол, чтобы совратить человека: одного гневом наполняет, а другого поражает стрелой зависти, иного толкает на воровство и на обиды другим, а иных созывает на зрелища, и на игры, и на пляски, а иных влечет к пьянству и блуду, а в иных спесь обостряет и скупости их учит, а иного – на вздорные россказни и на пение под хлопанье в ладоши толкают и к гуслям влекут, а иных ленью опутывают, чтобы не ходили в церковь.
Многих соблазняют, стремясь нас от Бога отлучить и отвратить нас от царства небесного. Бог святыми книгами открыл людям все соблазны коварного дьявола, чтобы не прельстил тот боящихся Бога. И против дьявола даровал нам честной крест, а против сетей его – святые книги, слушая которые и творя сказанное в них, обретем мы жизнь вечную и со святыми ликованье во Христе Иисусе, Господе нашем.
СЛОВО СВЯТОГО НИФОНТА О РУСАЛИЯХ (ГЛАВА 33)
Однажды шел блаженный Нифонт в церковь святой Богородицы на заутреню и увидел идущего мимо церкви демона, князя бесам, и с ним двенадцать бесов. И они, услышав церковное пение, пришли в ужас и в ярость и стали поносить князя своего, говоря ему: «Видишь ли, как славим Иисус рабами своими! Когда слышим мы пение это, лишь ужас охватывает нас. Горе нам, окаянным, ибо сила и крепость наша погибли. Пока царь наш был с нами, успешно одолевали мы христиан, но когда поднялись евреи против Христа и распяли его, с тех пор сокрушена сила наша. Иисус ведь, связав его, в огненной преисподне повелел его заточить. С той поры сила царя нашего сокрушилась и надежда наша растоптана». Так бесы укоряли князя своего. Он же сказал им: «О том ли вы печалитесь, что славим Иисуса в церкви Марииной? Напрасно об этом скорбите. Очень скоро все переменится, а нас многие станут славить мирскими песнями и плясками. И теперь подождите немного, увидите, что славить начнут нас, а о Иисусе и не вспомнят».
И после обедни случилось так, что пошел человек, приплясывая под звуки сопели, и за ним – множество народа: одни пели и в ладоши били, а другие плясали. И, увидев это, окаянные бесы обрадовались радостью великой и начали прельщать тех – кого на игры и на пляски, а кого – на песни. А некий муж богатый смотрел из палат своих, и подучил его бес – велел перед собой играть и плясать. И, достав серебряную монету, дал ее музыканту. Тот же положил ее в суму. А бесы, вытащив ее, послали к отцу своему сатане в бездну. И сказали посланному бесу: «Иди и скажи отцу нашему, связанному там Иисусом Назарянином: “Этот дар послал тебе Алазион-князь. Будет он тебе в знак чести, отец, мы – рабы твои и многих соблазнили христиан, врагов наших”». И сказав так, вручили бесу серебро и медь, полученные музыкантом за игру. И возгордились этим коварные бесы.
Дойдя до адского жилища, вошел туда посланный бес и принес пагубные дары сатане. Тот же, взяв, очень обрадовался и сказал: «Всегда получаю я жертву от поклоняющихся идолам, но не могут они меня так порадовать, как эти < дары> – принесенные от христиан». Так изрек сатана и вернул посланному к нему бесу все, что тот принес ему, и сказал: «Иди, и призывайте христиан к играм, и к пляскам, и к иному, мною любимому». И поспешил бес к пославшим его, и поведал им слова сатаны, и серебро и медь снова вложил в суму Оптиолу-музыканту. Бесы же отправились искушать и других людей.
Все это блаженный Нифонт видел очами сердца своего, и сетовал о заблуждениях христиан, и многих наставлял, чтобы сторонились игр и не ходили смотреть на них, ибо как труба собирает воинов, так чтение книг ангелов Божьих собирает, а сопели и гусли собирают вокруг себя бесстыдных бесов, а любящий сопели и гусли сатану славит, а кто чтит и одаривает музыкантов – тот беса коварного одаривает. Если кто не оставит деяний этих проклятых, то осужден будет с иноверцами и с идолопоклонниками. Богу нашему слава!

СЛОВО ИЗ ПАТЕРИКА, КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПОКИДАТЬ ЦЕРКОВЬ,
КОГДА ТАМ ПОЮТ (ГЛАВА 38)
О том, что случилось в древности, поведал нам некто из благоверных. Был некий муж богобоязненный, и имел он единственного сына. А в стране той был сильный голод. Обнищал богобоязненный муж и сказал сыну своему: «Чадо, видишь, как обеднели: нечего у меня есть. Если хочешь, продам я тебя, и ты будешь жив, и родители твои не умрут от голода». И сказал ему сын: «Делай, отец, как хочешь». Отец же, взяв с собой сына, отвел его к одному из вельмож и получил деньги за сына своего. И сказал ему: «Чадо мое! Вот что завещаю тебе: когда идет служба в святой церкви, не посмей покинуть ее, пока не окончится». Сказав так, возвратился в дом свой. Послушный же отрок следовал завету отца своего.
По прошествии года увидел он как-то госпожу свою блудящей со слугою. Никому о том не поведал, но молил Бога, чтобы простил тем грех их. Однако госпожу его охватил гнев, и она, не в силах перенести позор свой, сказала мужу своему: «Этот новокупленный раб не надежен, ибо замышляет убить тебя. Так лучше его убить, чем он убьет тебя – жизнь мою». Так говорила коварная и блудливая жена своему мужу. Он же, лживые ее слова услышав, поверил им и приговорил праведного к смерти, а тот и не догадывался. И договорился с эпархом: кого пришлю к тебе с полотенцем, тому отруби голову и отдай ее тому, кто придет к тебе вслед за ним. А имени не назвал ни одного из слуг. И, вернувшись домой, послал его, праведника, вручив ему полотенце. Он же, ничего не зная, пошел на смерть. И случилось ему проходить мимо церкви, и услышал пение божественной песни. Вспомнил он о завете отца своего, стал в церкви, ожидая окончания службы.
Госпожа же его, распаляемая гневом, поспешила послать к палачу виноватого. Тот же пошел и увидел друга своего, стоящего в церкви. Спросил тот этого: «Куда идешь?» Посланный же сказал: «Велено мне к палачу идти». И другой сказал: «И я к тому же послан с полотенцем этим. Отнеси ты, что мы будем оба трудиться». Тот же, взяв полотенце, пошел. И в тот же час отрубил палач голову виноватого и завернул ее в полотенце.
Когда же окончилась божественная служба в церкви, пришел к палачу и праведный тот отрок. Палач же, взяв голову, отдал ему и сказал: «Отнеси к господину своему». Госпожа же и господин удивились, что вернулся живым посланный на смерть, а пошедший за головой его – умер. И расспросили его. Отрок же рассказал перед всеми: «Я не ослушался завета отца своего, простоял в церкви до окончания службы. Друг мой поспешил, и я отдал ему полотенце. Он погиб страшной смертью, а я вернулся живым». И все прославили Бога, что спасся отрок от смерти, соблюдая заповедь отца, а виновный умер страшной смертью.
Об этом, братья и сестры, услышав, не покидайте церкви прежде окончания службы, а особенно во время литургии, и будете избавлены от бед и благополучно проживете. Богу нашему слава!
СЛОВО ИЗ ПРИТЧИ И О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ РОДИТЕЛЯМИ (ГЛАВА 53)
Благослови, отче!
Люди, внимательно вслушайтесь в сказанное: «Наказывайте смолоду детей своих». Вещает премудрость Божья: «Любящий сына своего палки для него не пожалеет. Наказывай его в юности, чтобы он принес тебе покой в старости. Если же смолоду не накажешь, то ожесточится и не покорится». Рассказывается же в книгах Четырех царств такое: «Был некий иерей по имени Илья, смиренный и очень кроткий, И было у него два сына, которых не наказывал он, когда и зло творили, не учил их страху Божьему, но давал им во всем волю. Они же, в буйстве и не ведая наказания, всегда зло творили. И сказал Бог Илье: “Раз не воспитал ты сыновей своих, то оба сына твоих от меча погибнут. И ты сам, и весь дом твой страшно пострадаете из-за сыновей твоих”».
Послушайте, братья: «Хотя бы и богоугодно вы жили, но если кто из вас не наставлял детей своих в страхе Божьем, то за это пострадает». Да если и в Ветхом завете это было, то что же нам следует принять, в Новом завете живущим? Если кто не наказывает своих детей, то (как говорит об этом Златоуст): «Если кто детей своих не учит покоряться воле Божьей, то осужден будет суровее, чем разбойник: убийца ведь тело умертвляет, а родители, не воспитывающие детей, душу губят». Но вы, братья и сестры, наставляйте смолоду детей своих в законе Божьем, чтобы страх Божий укоренился в них. Если же не слушаются тебя твои дети, то не щади их. Как вещает божественная премудрость: «Шесть ударов или двенадцать – сыну или дочери. Если же велика провинность, то двадцать ударов плетью». Учите же детей своих Бога бояться, а дурных обычаев избегать, и будет это в помощь душе вашей. Не оставляйте детей без наказания. Если и палкой побьешь – не умрет, но еще здоровее будет. Душу его спасешь, если накажешь. Имеешь ли ты дочерей – держи их в страхе, чтобы оградить их от плотского, не будет посрамлено лицо твое, если выдашь дочь свою замуж непорочной, и перед всеми похвалишься ею. Если же любишь сына своего, бей его часто, и тогда впоследствии порадует он тебя и хвалы удостоишься от всех знающих тебя. Воспитай чадо свое в строгости и обретешь почет и благословение от Бога. Не дай в юности воли чаду, но наказывай его, пока растет. Иначе, огрубев, не станет слушать тебя и будут тебе от него огорчения великие, и мука душевная, и скорбь немалая, и дома разорение, и богатства утрата, и укоры соседей, и позор перед недругами, и штрафы властелинам, и горькая обида.
Поэтому, братья и сестры, наказывайте детей своих не только словом, но и побоями. Тогда и ныне не будете ими посрамлены перед людьми и в будущий век не примете мук с ними.
СЛОВО ИОАННА ЗЛАТОУСТА О ТЕХ, КТО НЕ ВСТАЕТ НА ЗАУТРЕНЮ (ГЛАВА 71)
Кто в жизни своей в лености пребывает, тот не спасется. Если поленишьcя встать к заутрене, то лиши тело свое еды в тот день до вечера. Написано же: «Праздный да не ест». Если же кто крадет – тот вину на себя берет. Так же вину возлагает Бог на тех, кто не встает к заутрене в церкви, если только не помешала тому болезнь или горе великое, но и от больного и от несчастного ждет Бог молитвы и служения душевного. Да никто пусть не осудит живущего в миру, с женой и с детьми, и в заботах о доме; не говорите: «Не могу Богу угодить». Видим мы многих угодников Божьих и в миру заповеди его творящих. Разве не был Давид богат, не царь ли он был, но так Богу говорил: «Семь раз на день славил тебя и снова, встав в полуночи, исповедался тебе». Так, если бывший царем семь раз на день воспевал Бога и, в полуночи встав, молился Богу, а столько горя перенес, то как же мы будем прощены, живущие в довольстве, если ленимся в церковь идти к заутрене, и на литургию, и на вечерню.
Что творишь ты, человек, беспутно и мерзко живущий, пропивающий час молитвы, любящий обычай неверных, ибо для тех веселье в пьянстве, а христианам следует – когда обедаешь, тогда и пить. А ты весь день сидишь, губя себя пьянством, и не способен к делам физическим и душевным, все в пьянстве растратив и душу и тело губя. Сказано ведь в законе: есть и пить следует в положеное время, а не пьянствовать. Многие же, пьянствуя, весь день губят, словно они – бессловесные скоты и звери, которые не думают о возмездии и Бога не знают. И не смеются ли они над нами: и мы, мол, несмысленные, того не творим, что делают эти люди ненасытные, покоя не знающие пьяницы, что льют в себя, словно в бездонный сосуд, пока не взбесятся от пьянства.
Два различных вида есть пьянства. И многие хвалят один из них, говоря: < уж лучше> тот пьяница, который, упившись, спит, словно мертвец. И словно идол валяется, и весь в грязи, и обмочится, и воняет. И лежит в час заутрени не в силах и головы поднять, рыгая, воняя от чрез меру выпитого, обмякший и потный. И до горла, точно мех, налит. Чем отличается от иноверцев такой? Видите, какое зло пьянство. Если кто пьяницей умрет, тот с иноверцами осужден будет. А бывает драчливый пьяница: дерется он, и сквернословит, и оскорбляет трезвенников, и боголюбцев поносит и укоряет. А если он властелин – того хуже: всех хочет подчинить своему пороку, боясь от трезвенников укора, их же ненавидит, а себе подобных любит, кто потакает ему и совращает его. Если так поступающий смерть примет, то осужден будет с идолопоклонниками.
СЛОВО БЛАЖЕННОГО ЕВСЕВИЯ-АРХИЕПИСКОПА ОБ УТОПАЮЩИХ (ГЛАВА 82)
Как-то летом человек утонул, переплывая реку. И одни говорили: «По делам своим получил», а другие говорили: «Смерть пришла к нему». Об этом царь Александр спросил блаженного епископа Евсевия.
И сказал ему Евсевий: «И те и другие далеки от истины. Если бы каждый по делам своим получал, то весь мир погиб бы в муках, но дьявол не может читать в сердцах, а лишь подсматривает, и подслушивает, и высматривает смерть человека. И так стремится погубить, чтобы в сетях его погиб человек. Когда узнает дьявол, что суждена смерть человеку, то поспешит поссорить его или гнев в нем разбудить или ярость, чтобы и от легкого удара умер человек. Или убедит его в весенний день переправляться через реку, или ввергнет его в иную беду, и своими уловками приведет его к смерти.
Но задумайся и посмотри, как иных людей без жалости бьют и оружием ранят, но не умирают они, а бывает, случится, что кто-либо и от слабого удара тут же умрет. И подобно этому: если кто зимой и в лютый мороз выйдет из дому и по дороге умрет, замерзнув, – то по своей вине умирают таковые. Если же кто выйдет из дому в тихую погоду, и в пути застигнет его ненастье, и не будет места, где спрятаться, то таковые умирают мученической смертью. И еще: если кто придет к реке и увидит на реке мутные волны, и никто через нее не переправляется, а он, понадеявшись на себя, вздумает дерзнуть ее перейти и, попав в беду, скоро погибнет, то за такого не следует и даров в церковь приносить – сам он себе убийца. Если кто, услышав о страшном разбое на распутье дорог, все же пойдет как смельчак той дорогой, то, если убьют его, сам себе он убийца. А если кто в < ...> драке будет убит или повесится, то такие по своей воле умирают; ни погребать их не следует, ни даров в церковь за них не нужно приносить – сами себя погубили. Еслb же с кем внезапная беда случится: или утонет, или убьют его, или ослепнет кто, – то таковые умирают как мученики».
СЛОВО СВЯТЫХ ОТЦОВ О ВОИНЕ (ГЛАВА 131)
Был в Картигании во времена патрикия Никиты некий воин в военном лагере. В городе том был страшный мор. И тот воин, покаявшись в грехах своих, покинул город и ушел с женою в село, и тут зажил безгрешно. Дьявол же, не терпящий спасения каждого, совратил того на прелюбодеяние с женою его крестьянина. И через несколько дней укусила его змея, и он умер. Был в одной версте от того места монастырь, туда и отвезла жена умершего своего мужа, и погребли его в третьем часу дня.
И когда начали отпевать, на девятый час услышали вопль: «Помилуйте меня! Выведите меня отсюда!» Пришли все в ужас, и пошли, и раскопали могилу, вывели того и стали расспрашивать, желая узнать, что с ним было. Он же ничего не мог сказать, только плакал и всхлипывал. И отвели его к игумену, но не мог воин еще три дня говорить и едва на четвертый день поведал со слезами:
«Я, отцы и братья, когда умирал, то увидел страшных бесов, подошедших ко мне, и ужас охватил мою душу. И потом увидел двух юношей, прекрасных видом и лицом, которые душу мою взяли, и вознеслись мы от земли, и достигли мытарств, где в воздухе вопрошают проносящиеся мимо души: одних – о лжи, других – о клевете, зависти, укорах, гневе, гордости, пьянстве, воровстве, скупости и о прочих грехах. Каждый из них был испытываем в воздухе. И достигли мы мытарства блудного, что у врат небесных. И тут задержали меня, обо всех блудодеяниях моих вспоминая, какие совершил я в течение жизни начиная с двенадцати лет. И сказали ангелы: “Покаялся он обо всем, и простил его Бог”. Они же сказали: “После покаяния соблудил в селе с женою крестьянина своего”. Отошли ангелы, оставив меня, а бесы, схватив и жестоко избивая, свели на землю. И расступилась земля, в преисподнюю, в темницу адскую, ввели меня, где души грешные заключены в земле тьмы вечной, как говорил Иов: “Где света нет людям, но вечные страдания, и бесконечные муки, и печаль непрестанная, и плач, невыразимая туга всегда”. “О горе!” – взывают и отчаянно вопят. Невозможно о страданиях тех рассказать. Из глубины сердца стонут, но нет никого, кто помиловал бы их, плачут и молятся, но нет никого, кто бы им помог. С ними и я был заключен в тех же местах и, плача, находился там до девятого часа. И увидел, что пришли два ангела, и стал я истово молиться им, чтобы меня вывели оттуда, и дал обет сердечный покаяться. Они же отвечали мне: “О человек! Уже напрасны мольбы твои”. Я же плакал горько и искренне, и сказал один другому: “Поручишься ли за него?” Он же ответил: “Охотно поручусь: от сердца ведь кается”. Тогда ангелы привели меня на землю, в гроб, к телу моему. И с отвращением не решался я в тело свое войти, было оно как грязь черно и издавало сильный смрад. И сказали мне ангелы: “Нельзя иначе покаяться, как не в теле, которым согрешил”. Я же умолял их, чтобы мне в тело не входить. Они же сказали мне: „Войди человек в тело. Если же нет – то отведем тебя туда же. Войди же – да иным дашь пример своим покаянием”. И тогда увидел я, что вошел через рот, и начал взывать: “Помилуйте меня!” И так вывели меня».
И сказал ему игумен: «Возьми поешь, брат!» Воин же не взял еды ни крошки, но, переходя с места на место, каялся и плакал горько и говорил людям со слезами: «О братья! Горе грешников ждет. Беда же великая будет тем, кто оскверняет тело свое блудом». И, прожив сорок дней, отошел к Богу праведником.
Это Таласий-игумен и монахи все видели и нам на пользу написали и слушающим на благо о Христе Иисусе, Господе нашем.