Житие царя и великого князя Владимира

ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ И ГРАНЬ 1-Я, В КОТОРОЙ 75 ГЛАВ И ТРИ МИТРОПОЛИТА,
МИХАИЛ, ЛЕОНТ И ИОАНН
МЕСЯЦА ИЮЛЯ В 15-Й ДЕНЬ. ПОВЕСТВОВАНИЕ, ВКРАТЦЕ ИЗВЕСТВУЮЩЕЕ О ВЕЛИКОЙ РУССКОЙ ЗЕМЛЕ И О ТОМ, КТО ПЕРВОНАЧАЛЬНО В НЕЙ ЦАРСТВОВАЛ. И ЖИТИЕ С ПОХВАЛОЙ БЛАЖЕННОГО И ДОСТОХВАЛЬНОГО И РАВНОАПОСТОЛЬНОГО ЦАРЯ И ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ СВЯТОГО И ПРАВЕДНОГО ВЛАДИМИРА, НАРЕЧЕННОГО ВО СВЯТОМ КРЕЩЕНИИ ВАСИЛИЕМ, ВСЕЙ РУССКОЙ ЗЕМЛИ САМОДЕРЖЦА: КАК ВЗЫСКАЛ ОН ПРАВОВЕРНУЮ ВЕРУ И КАК ВЗЯЛ ГРАД КОРСУНЬ, ГДЕ И ПОЛУЧИЛ СВЯТОЕ КРЕЩЕНИЕ, КОИМ И ВСЮ РУССКУЮ ЗЕМЛЮ ПРОСВЕТИЛ, И КАК ЖИЛ ОН ПРАВОВЕРНО, И ВСЮ ДЕРЖАВУ СВОЮ БЛАГОЧЕСТИВО УПРАВИЛ, И УТВЕРДИЛ ВЕРУ ПРАВОСЛАВНУЮ НЕПОКОЛЕБИМО, И О ДРУГИХ ПРАВЕДНИКАХ ИЗ СВЯТОЙ ЕГО РОДНИ
Благослови, отче!
Глава 1. Всякое благое дело начинается и совершается во имя трисвятой, единосущной, вседержительной и неразделимой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, Бога нашего, благодаря которому мы живем, и движемся, и существуем. По благословению кого и сей рассказ будет излагаться о блаженном и приснопамятном всей Русской земли самодержце, великом князе Владимире Святославиче, о том, кто всю землю огромной своей державы просветил святым крещением. О ком и прежде сего обреталось много сказаний, устных и письменных, украшенных вдоволь похвалами, – но только не в одном месте, а разными частями, каждая отдельно: одно в летописании, другое в другом месте, иное кратко писано в житии его, и многое – в похвалах его. И из всего этого, как из разнообразных цветов, захотели собрать один словесный венок по благословению и повелению господина < нашего> преосвященного Макария, митрополита всея Руси, в царствование боговенчанного царя и великого князя Ивана Васильевича, государя и самодержца всея Руси, что стал потомком сего блаженного Владимира в семнадцатой ступени, от Рюрика же – двадцатая ступень.
Когда же было повелено нам сие собрать, тогда устыдился я своего недостоинства, обличаем совестью в безмерных своих прегрешениях, да к тому же не владеющий учеными навыками и приемами и подобающей речью, чтобы прикасаться к сему великому делу. Но, однако, убоялся я быть осужденным как ленивый раб и сподобиться смерти за ослушание – и дерзнул, не на себя уповая, а ради богоподражательного послушания, без рассуждения писать о том, что было повелено нам, уповая на молитвы сего Богом избранного сосуда, святого и равноапостольного царя и великого князя Владимира, нареченного в святом крещении Василием, на то, что испросит он у Бога ослабу многим моим прегрешениям, и надеясь на неизбывную благодать Божьего человеколюбия, вспоминая сказанное богоотцом Давыдом: «Правду твою, и милость, и истину не скрыл я в сердце своем от сонма людского». Так и учитель церкви и светило всего мира апостол Павел писал к Тимофею, говоря ему: «Что слышал ты от меня при многих свидетелях, передай это верным людям». И блаженный апостол Лука, начиная писать святое Евангелие, говорил Феофилу: «Поскольку многие начали чинить повествование об известных между нами событиях, как передали нам те, кто был с самого начала очевидцами и слугами Слова, то решил и я по тщательном исследовании всего написать все по порядку». Потом тот же Лука тому же Феофилу написал Деяния Апостольские; а потом и многие другие по просвещению Святого Духа написали многих святых Жития и Мучения. Так и о сем блаженном Владимире достойно и хорошо собрать в одно повествование множество разных и правдивых известий во славу Христу Богу, творящему дивное и преславное, тому, кто подаст < дар> разумного слова нашему неразумию, самому Господу Богу нашему, с чьей помощью начиная это повествование, молим мы и взываем ко всему любящему церковные празднества собору, прося у всех благоприятной молитвы для торжества предлагаемого Слова.
Приидите, отцы, возвестите нам и научите нас, и помогите вашим пред Христом ходатайством! Приидите, братья, и потрудитесь с нами, и благой совет нам на разумение дайте, и довершите недостающее, венец словесный для пользы слушающих украшая! Приидите, чада, и со вниманием послушайте и страху Господню научитесь! Приидите, все соотечественники наши, и, в благой вере преуспевая, вместе с нами ликуйте о настоящем торжестве сего преславного меж самодержцев великого князя Владимира, общего нашего отца и учителя, через кого мы истинного Бога познали и святым крещением просветились! Приидите, все окрестные земли, и познайте дела Божии, и, покорившись, просветитесь, ревнуя благому произволению дивного сего самодержца Владимира!
Чего же ради наречен он был Владимиром? Владыческое ведь имя превыше есть всякого имени, ибо один Бог есть тот, кто владеет миром, видимым и невидимым, и всем творением. Дивно имя Владимир, тому, как называют Бога, тождественное слово! Таковым дивным именованием никто прежде сего Владимира не удостоился именоваться. Сей же самодержавный недаром стал именоваться Владимиром, тот, кем никто из людей не владел, но кто сам был владеющим всею Русью и побеждающим многие страны. И так, по собственной воле, по изволению и любви своей души, а всего больше – осиянием Святого Духа, возненавидел он вконец идольское прельщение и истинного Бога, творца вечности и создателя и господина всякой твари, с великим желанием взыскал, и с любовью в трудах обрел, и обогатился весь его благодатью, и владычным и царским именованием славно прославился.
Сей Владимир – благочестия ветвь добрая! Сей Владимир – апостолов ревнитель! Сей Владимир – церкви укрепление! Сей Владимир – идолов разрушитель! Сей Владимир – благоверия проповедник! Сей Владимир – царям хвала! Все его правоверные деяния дивны! Все его благочестивые наставления прекрасны! Сказать воистину, хоть и от нечестивого родителя таковым именем был он назван, а все же по Божьему промыслу и во благо был наречен Владимиром, – чтобы владеть миром и побеждать врагов, не только, когда пребывал в нечестии, но больше всего потом, когда, в благочестии подвизаясь, владел он миром и унаследовал надмирное, и не только видимых врагов побеждал, но и невидимых, и самого дьявола и всяческое нечестие истребил и укрепил правоверие. И так в святом крещении во второй раз получил он имя, тождественное царскому именованию: был наречен Василием. Ибо «Василий» на греческом языке говорится, на русском же языке толкуется «царь». Ибо Василий – это освящение царей, царское это и Божье именование.
Глава 2. Владимир был сродником Августа Кесаря. Кто же и откуда, и от какого рода был сей Богом избранный сосуд, дважды по-царски названный самодержец, царское и владыческое имя имевший? Сей знаменитый самодержавный царь и великий князь Владимир – сын знаменитого храбростью великого князя Святослава, внук самодержца Игоря и достохвальной в премудрости блаженной великой княгини Ольги, правнук Рюрика, первовластительствовавшего в Великом Новгороде и во всей Русской земле. И не из худого рода они были и не из безвестного, нет, более того – из < рода> знаменитого и славного римского кесаря Августа, владевшего всей вселенной и единовластвовавшего на земле во время первого пришествия на землю Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа, когда Он нашего ради спасения благоволил родиться от безневестной и Пречистой Приснодевы Марии. Сей кесарь Август разделил вселенную меж братии своей и сродников. Прус. Был у него родной брат по имени Прус; и сему Прусу было тогда поручено держать власть на берегах реки Вислы, над городами Мальборгом, Торунем, Хвойницей и знаменитым Гданьском, и над другими многими городами вплоть до реки, называемой Неманом, впадающей в море, – надо всем тем, что и доныне зовется Прусской землей. Из потомства этого Пруса были вышеназванный Рюрик и его братья; когда жили они еще за морем, тогда звались варягами и из-за моря брали дань с чуди, и со словен, и с кривичей.
Глава 3. Начало на Руси Рюрикова самодержавного правления в Новгороде. В годы царствовавшего в Царьграде греческого царя Михаила и матери его Феодоры, сотворивших < провозглашение> правоверного < учения> о святых иконах, что и доныне церковь Божия празднует в первое воскресенье святого Великого поста, ходили русь на Царьград войной. В те же годы новгородцы, меря и кривичи прогнали варягов за море и не стали давать им дани, и сами стали у себя править. И сделались у них великие беспорядки и междоусобные убийства. И снова, в год 6370 (862), послали русь к варягам, зовя их к себе, владеть Русскою землею. И был выбран вышеназванный Рюрик, а с ним два его брата, Трувор и Синеус, и пришли они из-за моря на Русь с родичами своими. И сел Рюрик в Новгороде, а Синеус на Белоозере, а Трувор в Изборске. И по прошествии двух лет Синеус умер, а за ним – Трувор; и стал Рюрик единовластным правителем над всей Русской землею; властительствовал 17 лет. И новгородцы, видя Рюриково происхождение из доброго рода и храбрый и острый его ум, как напророчествовали, говоря сами себе: «Знайте, братья, что всегда нам быть под одним игом державной власти сего Рюрика и его рода; и не только упразднится из-за них наша собственная власть, но и рабами их будем». Ибо тогда Рюрик убил одного храброго новгородца по имени Вадим и других многих новгородцев, его советников. Хоть и нечестивыми были тогда новгородцы, но, однако, по предсказанию их, больше же – по благоизволению Божию, и доныне без перемен царствуют над ними благородные отпрыски Рюрикова потомства: как повиновались они им прежде в нечестии, до < времен> сего блаженного Владимира, так тем более и после того, как от сего святого Владимира сподобились познать истинного Бога и просвещены были святым крещением, и просияли благочестием, держа непоколебимо и без отступлений Христову веру, постоянно находятся под властью Владимировых благородных чад и внуков, из рода в род.
Глава 4. Об Аскольде и Дире, и о князе Олеге, и о самодержавном правлении Игоря в Киеве, и о дани с Царьграда. Не только сам вышеназванный Рюрик, Владимиров прадед, был знаменит как властелин в Земле русской, но и его люди, среди которых было двое: Аскольд и Дир; они ходили воевать в Римскую землю, они и Киев-град населили множеством варягов и сами сели в нем править. Их убил князь Олег, приуготовляя Русскую державу сроднику своему Игорю, Рюрикову сыну, которого поручил ему Рюрик ребенком. Когда пришло подобающее время, привели Игорю на брак из Пскова премудрую и блаженную Ольгу, в 6411 (903) году. А Олег в 6415 (907) году победил многие окрестные народы и на двух тысячах кораблей дошел по морю до самого Царьграда, а с ним словене, чудь, меря, поляне, севера, древляне, радимичи, вятичи, хорваты, дулебы, тиверцы; и попленили они всю греческую землю и обступили Царьград. < Греки> же замкнули на цепь морскую < бухту>; а Олег поставил корабли на колеса, и подняли они паруса, – и пошли на кораблях к городу по суше. И испугались цари Лев Премудрый и брат его Александр и все греки, заключили с ним мир и стали давать дань. А Олег повесил у них свой щит на вратах, и прозвали Олега вещим.
После же смерти Олега в год 6449 (941) пошел Игорь на греков и пленил земли вифинские и земли по Понту, вплоть до Гераклеи и Пафлагонской земли, и всю землю Никомидийскую пленил. И царь Роман со своим зятем Константином Багрянородным послали к Игорю и упросили его, и дали дань больше первой Олеговой.
Глава 5. О самодержавном правлении Святослава, и о победе над болгарами, и о дани с греков. И сын Игоря Святослав, отец равноапостольного сего Владимира, был также очень храбр и легок < на подъем> и собирал < вокруг себя> много храбрых отборных воинов; не возил он за собой возов, ни шатра, ни котла, ибо не варил он мяса, а пек его на углях, тонко нарезав; а спал на войлоке, вместо же изголовья – седло; и везде побеждал своих врагов; в 6475 (967) году победил дунайских болгар и взял 80 крепостей их – и сел в их крепости Переяславце; и стотысячное греческое войско победил одним лишь десятком тысяч своего войска, и города их разбил и пустыми оставил, и великую дань взял с Царьграда.
Глава 6. Свидетельство Фотия патриарха. И пусть ведомо будет, по какой причине предложен < здесь> рассказ о храбрости русских скипетродержателей, – потому, что стали утихать русские набеги на греков из-за миролюбия сего блаженного самодержца Владимира, из-за восприятия им благочестия от греческого правоверия, как об этом свидетельствует и самого Царствующего града святейший патриарх Фотий в своем послании к восточным архиерейским престолам, Александрийскому и другим, где много обличаются еретики и < говорится>, что не подобает говорить о Святом Духе, что от Отца и от Сына он исходит, но лишь от одного Отца; где пишется и о болгарах, как из ненавидящего христианство варварства прилепились неожиданно они к благочестию, и как насеяли средь них еретики, среди и двух лет в благочестии не пробывших, множество ересей, их тогда блаженный патриарх Фотий старался снова возвратить к полному благочестию. И в том послании вспоминает с благодарностью < патриарх> и о русских самодержцах, как после столь сильного зла и свирепости и после непрестанных набегов на греков обратились они внезапно к любви и как после богомерзкого идолопоклонства и беснования приобщились они к истинному благочестию, каковое и стали держать усердно и неизменно. И пишет Фотий патриарх в том послании своем следующее: «Многим многажды ведомый народ, тот, что нес всем народам лютые беды и одну погибель, этот народ, называемый русскими, кто поработил Греческое царство и окрест них живущие < народы> и, возгордившись этим, простер руки и дальше, ныне и он принял чистую и непорочную христианскую веру, вместо языческого и безбожного идолопоклонства и беснования, в котором прежде они пребывали, перешли они к послушанию и приятию, и вместо того как прежде чуть было не пленили они нас, вместо великой дерзости, ныне относятся они к нам с любовью; и в столь сильной вере их разгорелась в них столь сильная любовь и рвение, что и епископов они приняли, и самого пастыря, святейшего митрополита, и христианское богослужение с большим усердием и прилежанием они приняли».
Так что не с недавних лет огромна и велика Русская земля пространством и несчетно сильна воинством, но с весьма древних лет и времен устрашали они многие земли и царства и многих побеждали. < ...>
Глава 12. Начало < повествования> о святом Владимире, что был четвертая ступень от Рюрика, а благочестию первая. Пришло время помянуть преславного сего Владимира, как он прежде, эллинским обычаям следуя, самодержавно правил в нечестии, и как потом взыскал и обрел истинного Бога, и как правил самодержавно в благочестии и правоверием превзошел тех, кто царствовал благочестиво в древности, также и многочисленное его потомство, процветший от чресл его благословенный из рода в род плод, были непреложными исполнителями всего христианского закона. И пусть не станет никто из нас смотреть на первоначальное нечестие и злострастное устремление Владимира к греху, но уцеломудримся < мыслями> о последних благочестивых делах его для Бога и людей. Ибо нечестивые и страстные его стремления для того здесь явлены, чтобы мы < сами> не впали в таковые, а если бы и впали, то < затем> отстали бы от прегрешения, подражая Владимирову свершению до конца благочестия.
Глава 13. О святой Ольге. Сего великого самодержца, святого Владимира, преблаженная бабка, великая княгиня Ольга, русская предтеча перед Богом, когда познала она истинного Бога, с благой верою жила во граде Киеве; а с нею жили три ее внука, Святославичи – Ярополк, Олег и сей великий князь Владимир, которых премудрая Ольга любила и со всем усердием пеклась о них. Хоть и желала она их крестить, но невозможно это было, поскольку сын ее Святослав не слушал благочестивых слов: много < раз> со слезами увещевала его блаженная мать его, чтоб уверовал он во Христа и крестился бы, но он не слушался. Ведь тогда русские те люди неверием были одержимы и слово Божие считали юродством. И дивная Ольга положилась в этом на волю Божию. Ибо сам самодержец Святослав жил тогда в Переяславце на Дунае; и тогда печенеги, улучив благоприятное время, напали на город Киев; и когда б Господь не хранил раба своего Владимира, предназначая ему впоследствии быть избранным его сосудом, и когда бы не молитвы преподобной Ольги, скоро бы взят был город Киев. Послала Ольга к сыну своему < гонцов> и сообщила о случившемся. Он же быстро пришел и целовал мать свою и своих чад, и прогнал печенегов, и настал мир. И при нем, в год 6475 (967), мать его, блаженная Ольга, отошла с миром к Богу, память добрую < по себе> и начало благочестия всем нам оставила.
Глава 14. О потешной охоте, и о братоубийстве, и о гиганте. После погребения честного тела блаженной Ольги снова пошел Святослав Игоревич в Переяславец-Дунайский, вместо себя же посадил в Киеве сына своего Ярополка, а другого сына своего, Олега, < посадил> у древлян. Новгородцы же выпросили себе у Святослава сына его, сего великого князя Владимира, и дал он им его. И пошел с ними Владимир, и сел в Великом Новгороде.
После же смерти Святослава поднялась на Руси братоубийственная вражда, на манер древней беды, первого Каинова братоубийства. Как же и отчего начались среди русских самодержцев братоубийства? А началась эта братоненавистническая вражда с охоты на животных. Гигант Неврод. Эти охоты и волхвования первым научил творить первые поколения людей некий гигант по имени Неврод, создавший город Вавилон, тот, кто был из племени проклятого Хама. И таковым соблазном и доныне тешатся многие властители, не только нечестивые, но и благочестивые, прельщаясь увеселениями, внимая языческим обычаям, любя различные зрелища и развлечения, издают они во время охоты клики на манер песьего лая, изо всех сил, как только можно, беспрестанно кричат, как неистовые, самыми разными козлиными голосами. И за эти бесовские манеры, а не за подвиг во славу Бога или на пользу людям многократно принимают они от начальствующих скоропреходящие дары и временные почести. Из-за такой жалкой прибыли от охоты лишились многие не только большого своего богатства, но вместе с ним и собственной жизни, а с ней – и душевной награды, и вместо увеселения и полной сладости потехи принимают с горьким плачем различные раны и через безобразную смерть внезапную кончину, а по смерти – вечное мучение. < ...>
Глава 38. О крещении всей Руси. И потом блаженный Владимир со своим отцом митрополитом Михаилом и с благородными новопросвещенными своими чадами, и с епископами и пресвитерами, и с боярами, и со всеми верующими в Господа нашего Исуса Христа единодушно вместе благодарили Бога, подвизаясь в молитвах и мольбах и пребывая в воздержании, и обсуждая душеспасительное общее решение – проповедовать с трудолюбивым усердием слово Божие всем людям, не одним только киевлянам, но и по всей Русской земле, чтоб отвратились все от идольского прельщения и очистились от грехов и приняли бы крещение во имя Отца и Сына и Святого Духа. И приказал Владимир, чтоб во всех городах все были христиане, рабы и свободные, юные и старые, богатые и бедные, чтоб среди всех ясно и громогласно прославлялась Святая Троица, а непокорных и застаревших в идолопоклонстве приказал наставлять с любовью учительными поучениями, иных же и устрашать, чтобы никто не прекословил слову Божию.
Поучение к народу. И когда было собрано множество народу, стал к ним простирать долгое поучение преосвященный митрополит, также и епископы и пресвитеры; самое же главное, сам равноапостольный Владимир возвестил им, многому < народу>, об истинной Христовой вере, возвестил смиренномудренно и с любовью, не с угрозами, как властитель, но – как учитель, моля всех и внятно и благорассудительно наставляя, являя ясно благодать Божию, от которой сам он сподобился просветиться. И от дивного самодержца слыша словеса Божии, единодушно с верою внимало все множество народа тому, что говорилось, и никто ничего не молвил против благочестивого его приказа, но, осиянные благодатью Святого Духа, все с любовью и усердием обратились к вере в истинного Бога; все с радостным сердцем, а вместе с ним – устами единодушно обещались креститься, в один голос говоря: «Если бы эта вера не была истинной, то не принял бы ее сам великомудрый наш самодержец и премудрые его бояре. Ту веру, которую избрали они как лучшую, ту и нам следует принять». И великая радость сделалась во всем граде.
Провозвещение о святом крещении. И послал блаженный Владимир глашатаев по всему граду, сообщая людям всем по данной ему благодати о своем приказе, и назначил им день, сказавши: «Если кто не окажется на реке, чтобы креститься во единого Бога Отца и Сына и Святого Духа, богатый или нищий, свободный или раб, мужчина или женщина, от мала до велика, – тот будет врагом Христу Богу и нашей державе, и не будет ему от нас пощады». И, услыхав это, люди с радостью стали стекаться отовсюду, чтоб, исповедав свои грехи и приняв оглашение, креститься. И когда настал назначенный день святого просвещения для всего народа, тогда с раннего утра преосвященный митрополит Михаил, а с ним епископы, и пресвитеры, и диаконы, и прочие причетники, облачившись во все священные благолепные одежды, вышли на реку Днепр с крестами, иконами, и евангелиями, и с благовонными лампадами и свечами. А с ними вместе потрудился прийти туда и сам равноапостольный Владимир со своими новопросвещенными чадами, с князьями, и с боярами, и с другими сановниками и вельможами.
Крещение всего народа в Киеве. И собралось креститься многое множество народа, мужского пола и женского, от мала и до велика, с грудными даже младенцами. И все люди вошли в реку, и стояли одни по шею, а другие по грудь, держа младенцев на руках в воде, а взрослые < дети> сами стояли. Святители и пресвитеры, стоя на берегу, произносили молитвы святого крещения и помазывали их святым елеем; так крестилось все множество русского народа во имя Отца и Сына и Святого Духа; и, помазав их священным миром и проговорив к ним слова утешительного поучения и благословив, отпустили их.
Радость и благодарность крестившихся. И так вышли все из воды, просвещенные душою и телом, радуясь и вознося славу и хвалу Христу Богу за то, что спас их, как древле < спас> он народ израильский от рабства рукою Моисеевой, так и ныне спас новый Израиль, людей русских, рукою Владимировой, равноапостольного самодержца. И видна была великая и несказанная радость не только на земле среди людей, но и на небесах у ангелов; и архангелы возрадовались, и души святых взыграли о столь великом множестве душ спасаемых. Ведь сам Господь сказал: «Велика радость бывает на небесах об одном кающемся грешнике», сколь же больше – о столь бесчисленном числе душ во всей Земле русской, приведенных к Богу святым крещением. И так радовались и ликовали все Божьи люди, и была посреди них радость нескончаемая, и пресветлое торжество, и уму непостижимый шум праздничный. Возносясь к Богу через смирение и приближаясь к нему благодаря вере, преуспевая в любви утешением Святого Духа, все они возрастали и укреплялись, прославляя самодержавного Владимира за то, что по повелению его просвещены они были, и восхваляли время, когда познали они Бога, и называли благословенным тот день, в который они крестились. И так, в благом состоянии души и с открытым сердцем, пошли они по своим домам, радуясь и благодаря Бога.
На том же месте, где собрались киевские люди и крестились, была поставлена церковь во имя святого мученика Тура, и с тех пор стало называться место то святым. И поистине свято то место, где многое множество людей, собравшись, отреклось от дьявола и просветилось и освятилось святым крещением. По справедливости и сам тот град, славный Киев, наречен был матерью всех городов русских. Недаром так он был назван, ведь в нем Русская земля обновилась благочестием от блаженной и равноапостольной великой княгини Ольги, да еще благородный ее внук, сей богоблаженный и равноапостольный Владимир, в том же граде впервые привел весь народ свой к познанию Бога, благочестивой проповедью из того града упразднился по всей Русской земле дьявольский соблазн, а христианская вера расплодилась и непоколебимо укрепилась и повсюду как неугасимая свеча стала светиться.
Плач дьявола. Злодей же дьявол со всем множеством его бесовских сил и со всем темным его и богопротивным сборищем, видя множество людей, благочестием просвещаемых, а идолов, на земле попираемых, рыдая, стеная и сетуя, говорил: «Увы мне! О, горе мне, ибо и отсюда меня прогнали! Здесь я надеялся найти себе жилище, ибо нет здесь учения апостольского, и, не зная Бога, люди здесь мне служили и угождали, и благодаря им я веселился прежде. А теперь я побежден этими невеждами – не апостолами, не мучениками – и уже не буду царствовать в их землях».
А блаженный Владимир, видя крещенными всех людей своего града, возрадовался душой и сердцем, что не только сам он познал истинного Бога, но и его народ, и, вместе с ним ликуя и с великой благодарностью принося усердные молитвы Богу, восклицал с умиленьем, взирая на небо. Молитва: «Боже, сотворивший небо и землю, снизойди к сим новопросвещенным людям и дай нам разум познать и постичь тебя, единого истинного Бога, как познали тебя другие земли христианские! И укрепи ты веру твою и в них, и во мне правой и непоколебимой! И помоги мне, Господи, против всех моих врагов-супостатов, чтобы, надеясь на твою державную помощь, победить мне все козни дьявола и всех врагов, видимых и невидимых, ибо нерушима твоя держава и вечно царство, Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и в бесконечные веки. Аминь».
Глава 39. О возведении святых церквей и поставлении пресвитеров. Так помолился он и повелел ставить повсюду святые церкви, в городах и селах, и создавать повсюду честные монастыри, идольские же храмы истреблять и отдавать им во владение. А на том холме, где стоял идол Перун и другие демонские идолы, там поставил он церковь святого Василия; и таким же образом по всем городам и селам были воздвигнуты церкви. И заповедал < Владимир> давать много даров и довольно земельных владений святым церквам. Святители же поставили попов и, рукоположив их для всех церквей и помолившись о них с постом, вручили их Господу, в которого они уверовали. И так Божией благодатью умножилось число учителей, и вера православная везде преуспевала, цвела и сияла как солнце.
Глава 40. Обучение детей книжной грамоте в Киеве. Вслед за тем по Божьему изволению придумал преосвященный митрополит Михаил вместе с сыном своим богомудрым самодержцем Владимиром, как еще больше укрепить православную веру в Земле русской: повелел он брать у лучших людей детей малых, и отдавать их стали учиться книжной грамоте, азбуке, и всему, что писано во святых книгах. Тогда матери плакали по своим чадам, отданным учиться, как по мертвым, ибо тогда они еще не совсем крепко утвердились в вере. И < учреждено> было много школ, где учили книжной грамоте. Богом же вдохновляемый учитель, преосвященный митрополит Михаил, призывал к себе всех, кто учил грамоте, и наставлял их учить молодежь справедливо и благочинно как книжному разумению, так и благонравному поведению, справедливости, любви, и началу всякой премудрости – страху Божию, и чистоте, и смиренной мудрости; учить их не с яростью, не с жестокостью, не с гневом, а с трепетным страхом, любовью, мягким наказанием и ласковым утешением, чтобы не впали они в уныние и не ослабли < духом>, прилежно и часто проверять и наставлять их; давать же каждому из них задание, сообразуясь со способностями каждого, и с послаблением, чтобы не унывали; всего же более – всегда учить их закону Господню для пользы души и тела; от неразумных же и непотребных слов всячески уклоняться.
И так Божией благодатью из тех, кто научился грамоте, сделалось много премудрых философов, так что сбылось пророчество, будто для Русской земли сказанное: «Во дни оны услышат глухие книжное учение и ясен будет язык гугнивых». Ибо русские эти люди никогда прежде не слыхали слов Божественного Писания и, будто звери, были идолопоклонниками, безумцами и убийцами; ныне же по премудрому устроению премилостивого Христа Бога, просвещенные его благодатью, живя по < заповедям> евангельским, сделались они дивными премудрыми философами, ибо, как сказал пророк: «Кого помилую, того помилую». Так помиловал Бог людей русских через возрождение их баней новой жизни, < через> обновление Святым Духом, < через> обучение премудрости книжного знания, с помощью чего можно обрести путь спасения. Многие и обрели, и до конца Богу угодили, и получили Царствие Небесное. За все же это и за все прочее – слава единому создателю, подателю всего благого Богу! < ...>
Преставление митрополита Михаила. А блаженный и приснопамятный преосвященный митрополит Михаил провел жизнь в добродетельных свершениях и перешел от мира < сего> к надмирному блаженству, к желанному Христу Богу, мирно и радостно в жизнь вечную переселился, прожив стойко и богоугодно земную жизнь; явил он много трудов для Господа, и много идольских капищ разорил, и много людей неверных обратил в Христову веру, и утвердил веру православную в новокрещеных людях, и научил всех богопознанию.
И скорбел сильно святой самодержец Владимир о разлуке с отцом, ибо всегда пребывали они в духовной любви и во благих совместных замыслах, подвизаясь на благо благочестия. И чтобы утолить скорбь самодержца, приводили епископы много утешительных слов патриарха Фотия из Святого Писания; утешали также его князья и бояре и все его вельможи с благоразумным рассуждением и едва его уговорили.
Глава 49. О митрополите Леонтии. И блаженный и равноапостольный великий князь Владимир, не в силах видеть вдовствующим престол великой русской митрополии, посылает без промедления в Царьград к вселенскому патриарху кир Николе Хрисовергу, прося с любовью для себя и для всей подвластной ему Земли русской усердного на труды духовного учения преосвященного митрополита на место преставившегося. И тотчас по знамению Святого Духа был избран Леонтий и поставлен на русскую митрополию, и отправлен вскоре на Русь, в год 6499 (991). И когда пришел он в Киев, приняли его боголюбивый князь Владимир и весь народ с честью; и была радость великая в народе.
Глава 50. Святой Владимир поделил сыновям своим города. И затем по Божьему благому изволению задумал блаженный Владимир обсудить благой замысел с отцом своим, преосвященным митрополитом всея Руси Леонтием, чтоб разделить ему всю землю Русской его державы в наследие сыновьям своим и учредить в городах епископов в довершение благочестия. И стал делить он сыновьям своим города: Вышеславу – Великий Новгород, Изяславу – Полоцк, Святополку – Туров, Ярославу – Ростов. После смерти же Вышеслава дал он Новгород Ярославу, Борису – Ростов, Глебу – Муром, Святославу – Деревы, Всеволоду – Владимир, Мстиславу – Тьмуторокань, Станиславу – Смоленск, Судиславу – Псков. Поучение. И послал их в те города править, дав им благословенье и чадолюбивое во Христе целованье, вместе с тем наставляя и поучая их, наказал им всего он прежде Божий страх иметь и держать веру православную непорочно, а зловерного учения инославного до конца отвращаться, более же всего на всех Царя и Бога всей душою иметь надежду и ему единому поклоняться, и его славить, и его исповедовать творцом и создателем всей твари; и другого много подобного. И повелел обо всем им с епископами советоваться: как язычников в благочестивую веру обращать, и как капища идольские разорять, и как всяческое нечестие истреблять, и как церкви Божии воздвигать, и как самим им от всякой нечистоты и от всякого обмана и неправды удаляться, и от всякого насилья и лихоимства удерживаться, и как всякого < человека>, малого и великого, невзирая на лица судить, и во всем судить людей Божиих по правде, и иметь между собой братскую любовь, единомыслие и мир, и на всех людей, не только на любимцев, но и на смиряющихся врагов, простирать любовь и милость, и во всем жить по воле Божией, надежды ради на жизнь вечную.
Глава 51. Поставление епископов по городам. Преосвященный же митрополит Леон по благодати, данной ему от Пресвятого и Животворящего Духа, избирает, как принято, и поставляет епископов и посылает их в каждый град Русской митрополии, каждого на свой, Богом порученный ему, жребий, пасти стадо Христово разумных овец и иметь попечение о их единородных бессмертных душах, также и о душах, опустошенных безверием, – семена сеять благой веры и растить и умножать плоды спасения, и благочинно украшать церковь Божью всяческим благолепием, и претворять в жизнь слово истины. В Новгород. И первым делом послал в Новгород Великий епископа Иоакима Корсунянина. А он, в Новгород придя, последние капища бесовские разорил и идолов сокрушил, и утвердил благочестие. В Чернигов. А потом послал митрополит Леон во град Чернигов епископа Нифонта. А затем послал во град Ростов епископа Феодора. Во Владимир и другие города. После же этого послал он во град Владимир епископа Стефана и в другие многие города разослал епископов. И стали славить Господа повсюду, и радовались люди, и сияло средь них православие, и возвеличивалось имя Христово, и слово Божие росло и приумножалось.
Глава 52. Начало церкви соборной в Киеве. И еще в четвертый год по крещении благорассудил по воле Божьей блаженный Владимир со отцом своим, преосвященным митрополитом Леоном, с епископами и боярами воздвигнуть из камня великую соборную Десятинную церковь во имя Пречистой владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии в славном граде Киеве. И долго молились, чтобы обрести подобающее место, где благоволил бы Бог и Пречистая Богородица таковой Божьей церкви воздвигнутою быть, и повелели много милостыни раздать убогим, – и по Божьей воле нашли место благопотребное, на том месте был дом прежде упомянутого человека Божия варяга и сына его Ивана, где мученическими венцами были они от Бога увенчаны, где в прежние времена освятил Бог тот дом их кровью! И на том месте стали возводить соборную церковь Богоматери. А мастерами были упоминавшиеся прежде искусные умельцы.
Глава 53. Начало Ростовской церкви. И во граде Ростове вера благочестивая тогда стала также возрождаться благодаря приходу святого и праведного страстотерпца боголюбивого князя Бориса Владимировича, там трудолюбиво тогда подвизался прежде упомянутый епископ Феодор, проповедуя слово Божие, и хоть он и много напастей понес от неверных, но все же с помощью Божией и Пречистой Богородицы поставил в Ростове церковь, весьма дивную и прекрасную, из дубовых бревен, во имя Пречистой Богородицы, честного ее Успения, о которой написано было, что до нее не было такой церкви и потом не будет. О чудотворце Леонтии. И простояла дивная та церковь сто шестьдесят пять лет. В правление же благоверного великого князя Андрея Георгиевича Боголюбского с Божьего попущения выгорел град Ростов, и та чудная церковь сгорела. И на том месте начали возводить церковь каменную. И когда стали для нее копать рвы, обрели творящие многие чудеса в целости сохранившиеся со всей одеждой мощи великого святителя Леонтия, что был родом из Царьграда, о ком Божьим ангелом возвещено было патриарху, чтоб освятил он его в епископы граду Ростову, откуда изгнаны были прежние епископы Федор и Иларион людьми неверующими. И пришел святой Леонтий в Ростов, и увидал людей, состарившихся в безверии; и оставил он стариков, а малых детей стал зазывать в церковь, и кормил их вкусной кутьею, и учил их благочестивой вере, и крестил их. Родители же их, взяв различное оружие, ринулись не просто прогонять святого Леонтия, но даже убить его хотели. А святой вышел навстречу им с честным крестом и со всем освященным собором – и неверные ослепли. Святой же Леонтий всех их окрестил, – и все прозрели. И с того времени и до наших дней утвердилась окончательно в Ростове благочестивая вера.
Глава 54. Начало Белгорода и о < первом> в нем епископе. Тогда не только древние города просвещались благочестивой верой, – святой Владимир и на пустых местах много городов создал и воздвиг в них святые церкви, наполнив их благочестием. Тогда он и Белгород поставил, и возвел в нем церковь Христова Преображения, и полюбил тот город больше других городов, населил его изо всех мест множеством людей, и послал туда епископа Никиту, которого поставил митрополит Леон. < ...>
Глава 65. О храбрых мужах. Каким образом преблагой Бог усугубил благородие телесного совершенства < святого князя Владимира> благодатью мужества и разума, таким же образом даровал он ему вельмож мудрых и разумных, чудно благорассудных, многих славных богатырей и удалых храбрецов. Как некогда царь Давыд имел у себя тридцать семь мужей до того отважных, что самый слабый из них мог идти на сто человек, а самый сильный гораздо больше мог, – сражаться и с тысячей, так и сей блаженный Владимир по благодати Божией имел у себя, как и было выше сказано, мужей храбрых, удалых и сильных. Ян. Среди них был названный прежде Ян Кожевенных дел мастер, что убил печенежского исполина, огромного и сильного. Рогдай. Дивен также был на победы и удалой Рогдай, что один мог выходить на бой против трехсот противников. Александр. Им подобно имел храбрость и мужество и Александр, по прозвищу Попович. Малфред. Был таким же и сильный Малфред. Андрих. Равный мужеством был и Андрих Добрейкович, и других много. Храбрость Александра. Был тогда некий половец по имени Володарь, он, дьявольским наущением, забыв многие благодеяния государя своего святого и великого князя Владимира, пришел войной на град Киев со своим братом и множеством половцев, подыскав удобное время для своего злого замысла: ибо великий князь Владимир не был тогда сам в Киеве, а находился в Переяславце на Дунае. И сделалось тогда в Киеве великое смятение; но, однако, ради веры и благих дел блаженного Владимира разорил вскоре Бог неправый замысел безумного Володаря, и не только не успел он причинить городу никакого зла, но и более того – сам погиб и вместе с ним другие. Ибо вышел на них ночью, движимый Богом, названный выше Александр Попович и тотчас победил их; самого же содетеля вражды Володаря сделал он снедью оружия и предал на окончательную погибель, а с ним вместе и брата его поверг и предал смерти и других многих половцев побил, а иных в поле прогнал. И, услышав это, блаженный Владимир-самодержец сильно обрадовался и великое благодарение вознес Богу, на Александра же возложил златую гривну и сделал его вельможей при честном своем дворе. Мужество Александра и Яна. И еще потом Александр Попович и Ян Кожевенных дел мастер, что убил печенежского исполина, два дивных этих воина с Божьей помощью совершили вместе много побед и многих врагов одолевали. Раз множество печенегов они побили и самого князя их Радмана с тремя его сыновьями взяли в плен живыми и привели ко блаженному Владимиру в Киев. И боголюбивый Владимир о всех Божиих благодеяниях радовался сугубо и веселился душою, а вместе с ней и телом, в широте сердца вместе со всеми людьми творил светлое празднование, в молитвах и благодарении, во псалмах и духовных песнях непрестанно хваля и славя Бога и Пречистую Богородицу и всех святых; и много милостыни раздавал он по церквам Божиим, и по монастырям, и нищим, чтобы всегда подвизались они усердно на молитве пред Богом. < ...>