О великом князе Ярославе Всеволодовиче

СЕДЬМАЯ СТУПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДЬМАЯ, В КОТОРОЙ 16 ГЛАВ И ДВА МИТРОПОЛИТА, КИРИЛЛ И ИОСИФ
О БЛАГОВЕРНОМ И БОГОХРАНИМОМ ПРЯМОМ НАСЛЕДНИКЕ ВЕЛИКОМ КНЯЗЕ ЯРОСЛАВЕ ВСЕВОЛОДОВИЧЕ < ...>
Война с Батыем. В ту же зиму за многие и великие наши прегрешения, за уклонение от Бога, < нежелание жить с ним> в согласии, за несвершение < его заповедей> привел Бог на нас с востока бесчеловечного Батыя, что пленил тогда Русскую землю, и прияли мы тяжкие раны и сильно смирились; и немалое насилие сотворили варвары над христианами: города многие и места разорены были, властители многие побеждены были, и убит был тогда правивший во граде Владимире брат сего великого князя Ярослава Георгий Всеволодович, и супруга его, и чада. Но хоть столь сурово и попустил Бог прийти на нас нечестивому Батыю, что как вепрь или дикий зверь-одинец пожрал, будто на лугу траву, вселенную, все же плодов благоверия он не уничтожил. И хоть столь сильными ранами наказал нас Господь, но своей милости не отнял от нас и не попустил никому похитить престол царствия крестоносной хоругви русских самодержцев, хотя ветви и обломаны были.
Ярослава Бог защитил как корень благочестия, был не тронут и сохранен в целости сей истинный поборник православия, богохранимый великий князь Ярослав. Был он милостив ко всякому просившему у него; кто бы в чем ни нуждался, он беспрекословно подавал, чего ради и был спасен от рук губителей, а вместе с ним и другие. Ибо никто не может осилить милостивых, как сказал Господь: «Блаженны милостивые, ибо те помилованы будут». «Ибо Господь ведает, – по апостолу, – как благочестивых от напасти избавлять». Как избавил он унаследовавшего мир праведного Ноя от всемирного потопа, а Лота от сожжения в Содоме, так защитил преблагой Бог и сего унаследовавшего Русь возлюбленного им верного правителя, державного Ярослава Всеволодовича, он перешел тогда в Батыево нашествие из Киева в Великий Новгород, – а с ним были боголюбивая его супруга и благородные чада и прочие его близкие, – и там были оберегаемы они Богом от татарской беды.
Брак Александра. И в тогдашнее время знаменитый среди властодержцев сын его, великий князь Александр, сочетался законным браком, – взял в супруги себе дочь полоцкого князя Брячислава, с которой обвенчался во граде Торопце, а пришедши в Новгород, торжественно праздновал там свадьбу. Тогда же он с новгородскими людьми и крепость в Шелони поставил.
Победа над литовцами. Безбожные же литовцы пакостили тогда Смоленску, а великий князь Ярослав Всеволодович пошел и защитил смолян: с Божьей помощью победил литовцев. После Батыева нашествия обновлял он повсюду святые церкви и города и собирал разбежавшийся народ.
Первый раз пошел Ярослав в Орду. И тогда печально известный Батый прислал к нему своего посла, зовя его к себе в Орду. И, придя < в Орду>, принял он достойные почести от царя и получил < право> старейшинства надо всем русским народом. Пришел он в землю свою с честью и славой и множество пришельцев утешил, и много народа собрал. < Люди> сами приходили к нему в Суздальскую землю со славной реки Днепр и со всех концов Русской земли: волынские галичане, киевляне, черниговцы, переяславцы и славные куряне, торопчане, минчане, мещеряне, смоляне, полочане, муромцы, рязанцы; и все подражали его храбрости и обещались ему положить жизнь свою за избавление христиан; и приумножался так < народ>, и преисполнялся всяческого богатства; и приходила после привычной скорби великая радость христианам, и благодарили они Бога, подвигаясь во благочестии.
Второй раз пошел Ярослав в Орду и преставился на чужбине. Но ненавидящий добро дьявол, искони творящий препоны человеческому роду, еще более лютую напасть навел на благочестие: напустил поганых татар творить великое насилие христианам и непомерные тяготы. И так они, безбожные, и сотворяли; и больше того – с самым страшным коварством старались они и веру христианскую в Земле русской повредить, и разорить святые церкви, и колдовское идолослужение богомерзкой персидской обманной прелести надеялись, беззаконники, на Руси установить.
Михаил Черниговский. Тогда им на таковое коварство ответил великий князь Михаил Черниговский, а с ним его единомышленник, боярин его Феодор: от рук тех поганых скончались мученически они в Орде за веру Христову, как о том будет впоследствии подробно сказано.
Самодержец Ярослав. А сей великий князь Ярослав Всеволодович в то же самое время, в тот год, был в той же великой Орде, в погибельной земле татарской, и все их, беззаконников, неправедные замышления против благочестия понял; и разгорелся он сердцем и исполнился божественной ревности, не в силах зреть погибающими душой и телом людей земли своей, за кого решил не щадить своей драгоценной жизни ради истинного благочестия, а самое главное – помня об исконном благородии отцов своих и о дарованном им Богом скипетродержании, о том, как все земли трепетали перед их именами, не только ближние, но и дальние земли и царства, и сами греческие цари, как была повсюду на Русской земле православная вера христианская, < на земле>, исполненной всяческой божественной благодати и изобиловавшей всяческими земными богатствами, < на земле>, где не было язычников, < на земле>, которой присягали и повиновались многие страны и давали дань от моря и до моря: венгры, чехи, поляки, ятвяги, литовцы, немцы, чудь, корелы, устюжане, буртасы, черкасы, мордва, те и другие болгары, черемисы; и сами половцы дань платили и мосты мостили, а литовцы тогда и из лесов боялись показываться; имени же татар тогда и слышно не было.
Подвиг Ярослава. В его же дни по Божьему гневу за наши грехи попала Русская земля в такой плен к безбожным татарам, не только в телесный, но и в душевный. И потому богоподражательный самодержец, храбрый душой и телом великий князь Ярослав, во второй раз пришел в Орду к безбожному царю Батыю, а с ним братья его и племянники. И, придя, не смутился перед темной его царской властью, не испугался его бесстыдной ярости, а стал славно подвизаться за правду, говоря в защиту людей Божьих Русской земли, обличая безумное повеление поганых. Из-за чего послал его Батый к великому хану в Монголию. И там каким-то образом, по зависти, оклеветан был он неким человеком по имени Федор Якунович, и таким образом, то, чего и не надеялся, – пострадать, доблестно с кротостью претерпел от безбожных татар; много принял он мук за всю братию свою и за множество христоименитого достояния, что было в Русской земле. И таковыми своими страданиями сотворил доблестный подвижник великую и благую пользу и большую помощь и послабление христианам от ига и злого насилия татарского.
И, когда пошел он оттуда, страшно обессилев, тогда вспомнил он любимых своих чад и стал говорить им, как если бы они там были. Благословение чадам, шестерым сыновьям. «О, любимые мои сыны, плод моего чрева: храбрый мудрый Александр, и удачливый Андрей, и удалой Константин, и Ярослав, и милый Даниил, и прекрасный Михаил! Будьте истинными поборниками благочестия и величия Русской державы Богом утвержденными преемниками. Пусть пребывает и умножается на вас Божья благодать и милость и благословение во веки из рода в род. Я больше уж не увижу вас, и в земле Суздальской мне не бывать: уже совсем иссякла сила моя и приблизилась кончина жизни. Вы же не покиньте двух моих дочерей, Евдокию и Ульяну, сестер ваших, стало нынешнее это время горче им желчи и полыни, ибо без матери они остались, а теперь и меня, отца, лишаются; но, однако, Бог – сирым помощник, и за все слава праведному суду его». И, так мысленно благословляя своих детей и вконец изнемогая от болезни, < случившейся> из-за многих мучений и тягот, со многим благодарением предал он душу свою в руки Богу на чужбине, в сентябре месяце, в 1-й день. «Что же больше сего, – как гласит Святое Писание, – чем положить свою душу за други своя?» Так и сей приснопамятный великий князь Ярослав в дальней земле, в ханской Орде, положил душу свою за святые Божии церкви, и за веру христианскую, и за всех людей Земли русской. И за это причислил его Бог к избранному своему стаду в селах праведных. Трое же его сыновей прежде него отошли к Богу: Федор, Афанасий и Василий.
Подобает помянуть и прочих благородных братьев и сродников этого Богом хранимого великого князя Ярослава Всеволодовича, как угодили они Богу. Из них многие и мученическими венцами увенчались, о них сказано будет после. Здесь же пусть будут представлены многие добродетели и благой нрав великого князя Константина Всеволодовича, брата сего Ярослава. < ...>