Из воспоминаний П.Д. Малькова

П.Д. МАЛЬКОВ : «…ВЗЯЛИ ТАМ ПУШКУ, ПРИЦЕПИЛИ К ТРАМВАЮ…»
Ив воспоминаний
…В Питере издавалась газета «Биржевые ведомости», или «Биржевка», как ее попросту называли. Гнусная газетка. В сякую клевету по адресу большевиков и балтийских матросов печатала. Мы из Гельсингфорса не раз в «Биржевку» резолюции протеста посылали, а она их не печатала. И в Центробалте вопрос о ней стоял. Было принято решение: просить правительство закрыть «Биржевку» как буржуазную клеветническую газету .Да разве Временное правительство с нашими решениями считалось?! Вспомнил я про «Биржевку» и про наши решения, часов в пять утра это было, и поехал на минный заградитель «Амур». Взял там 8 моряков, и мы отправились закрывать «Биржевку». Подъезжаем к редакции. Ребята у входа стали – никому ни войти, ни выйти не дают. Смотрим, мальчишки бегут и несут последний выпуск газеты. Мы у них газету отобрали и выбросили, а им велели убираться. Сам же я в редакцию пошел. Вхожу и говорю, что газета закрывается. Там несколько человек было, сидят, молчат. Одна девица начала было со мной спорить, но я с ней разговаривать не стал. «Вы, – говорю, – культурные люди, статьи пишет. Революция в России началась, а вы грязную газету издаете! Убирайтесь вон отсюда, чтобы и духа вашего не было!» Разогнали мы редакцию «Биржевки», а рядом, в том же здании, журнала «Огонек» помещение. Тоже поганый журнал был. Мы заодно и его закрыли. Поставили охрану, а я поехал в Смольный – доложить. Было это около 7 часов утра 25 октября. Не спал я вторые сутки, да и проголодался здорово. Вижу, булочная. Захожу, но хлеба мне продать не хотят, требуют карточки. Я им говорю: «Откуда у меня карточки? Вы же видите, я матрос. Нет у меня карточки!» А они – свое. Но тут женщины, которые были в магазине, крик подняли:«Дайте ему хлеба, он за революцию воюет!»…
…«Юнкера телефонную станцию захватили! – говорит Подвойский, – Антонов-Овсеенко арестован. Смольный ни с кем не соединяют Действуй!» Человек пятнадцать из своих матросов я оставил для охраны Смольного, а с остальными отправился отвоевывать телефонную станцию. А как до нее добраться? Время терять нельзя, до станции далеко, машины нет. Что делать? Видим, трамвай идет. Мы его остановили, публику высадили, и ребята сели в вагон. Народ, что ехал в трамвае, шумит. Ну, да нам некогда было разговаривать. Стал я рядом с вагоновожатым и говорю: «Вези в Петропавловскую крепость!» Он и поехал Стрелки переводили мы сами. Доехали до крепости, взяли там пушку .прицепили к трамваю и двинулись на Почтовую, где помещалась телефонная станция. Едем – орудие сзади по мостовой гремит. Подъезжаем к Почтовой, а там дальше пути нет, не подъехать. Отцепили мы пушку и выкатили на руках. Навели на телефонную станцию и кричим юнкерам: «Сдавайтесь, не то сейчас откроем стрельбу!» Они выкинули белый флаг. Выходит Антонов-Овсеенко и ведет человек тридцать арестованных юнкеров. Что они против орудия могут сделать?! Отправили мы юнкеров в Петропавловскую крепость и заняли телефонную станцию. Девушки-телефонистки работать отказались, тогда мы вместо них посадили матросов, они сразу же включили Смольный, и я. отправился обратно…

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.