Трактат, заключенный с Мустафою II о мире на 30 лет, 1700 г.

1700 Июля 3.
Трактат, заключенный в Царьграде с Турецким Султаном Мустафою II Российскими посланниками Украинцевым и Дьяком Чародеевым. – О перемирии на 30 лет; о разорении поселенных у Днепра городков Тавани, Кизикирменя, Hycтретаa и Сачина, об уступке Азова России, и оставлении земель от Перекопа до Азова впусте; о нетребовании Крымскому Хану и Татарам никаких подарков от России; о размене пленных и о свободном пропуске Россиян па поклонение во Иерусалим, без платежа дани. (П. С. 3. № 1804).
Копия с трактата между Российской Империи и Оттоманской Порты па 30-летний мир, заключенного чрез чрезвычайного посланника думного дьяка Емельяна Украинцева с товарищем данного с Российской стороны в Константинополе Июля 3 дня 1700 году.
Во имя Господа Бога Всемогущего в Троице славимого. Понеже меж Пресветлейшим и Державнейшим Великим Государем, Государем Божией милостью, Царем и Великим Князем Петром Алексеевичем, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцем, Московским, Киевским, Владимирским, Новгородским, Царем Казанским, Царем Астраханским, Царем Сибирским, Государем Псковским и Великим Князем Смоленским, Тверским, Югорским, Пермским, Вятским, Болгарским и иных, Государем и Великим Князем Новгорода Низовские земли, Черниговским, Рязанским, Ростовским, Ярославским, Белозерским, Удорским, Обдорским, Кондийским и всея Северные страны Повелителем и Государем Иверские земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинские земли, Черкасских и Горских Князей и иных многих государств и земель восточных и западных и северных отчичем и дедичем и Наследником и Государем и Обладателем, Его священным Царским Величеством, и меж Величеством преизрядных Салтанов превеликим и почтеннейшим Королем лепотнейшим Мекским и Мединским и защитителем Святого Иерусалима, Королем и Императором пространнейших провинций, поселенных в странах Европейских и Азийских и на Белом и на Черном море, светлейшим и державнейшим и величайшим Императором Салтаном сыном Салтановым и Королем и сына Королей Салтаном Мустафою Ганом, сыном Салтана Мегмет Гана, Его Салтановым Величеством, от нескольких лет начинающийся разврат и вражда была причиною озлобления подданных и покоренных обеих сторон; а паки, обоюду приложив склонение, воля учинилась, дабы покой обновился и права дружбы и употребление древнего соседства постановлены были, которые причиною суть согласия вещей гражданских, и сотворяют обилия и пользу народов. Как от Пресветлейшего Державнейшего Великого Государя Нашего, Его Царского Величества, по Карловицкому Инструменту, мы, Его Царского Величества присланные и назначенные с чином полномочного посольства чрезвычайные посланники ближней думной и наместник каргапольский Емельян Игнатьевич Украинцев, и дьяк Иван Чародеев, к Блистательной Порте в Константинополь прибыли и подав Его Царского Величества, Салтанову Величеству полномочную грамоту, имели Его ж Величества с назначенными к договариванию и постановлению мирного дела, с славным меж великими и почтенными и преимуществами и лепотствованиями, с почтенным великим канцлером Мегмет эфендием и с ближним секретарем государства Оттоманского избранным среди вельмож христианским господином Александром от шляхетского рода Шкарлатова, на нескольких съездах обще разговоры, поспешествующю Богу Вышнему, междо обоими Государствами мир во образ перемирия, от дня подписания инструментов безо всякой перерывки, до сроку тридцати лет, на сих четырнадцати статьях счинился:
Статья 1. Да отложится и оставится всякое неприятельство и недружба, которая, попущающю Богу Вышнему, зачалась было, или вина войны и боев и рати и сражения, со обоих сторон бывшие, или иною какою ни есть мерою, и потом благословлением докончанного покоя, меж постановленным сроком, конечно непамятствованию и забвению да предастся, и никакими мерами меч и отомщение да невземлется, но употребление покоя и тишины, и права безопаства и полезности, и статьи постановлений и связания соединения и любления и дружбы и благоволения совершенною мерою и без нарушения и преступления со обоих сторон да имеются; равно же меж царствами и подданными и жителями их дружба да соблюдется, и взаимно себе благ всяких да желают, и пользы да хотят, и взаимно со истинностью да пересылаются; а проходящу вышереченному лет времени, или о середке его, продолжение перемирью, есть ли обоим сторонам полюбится, паки взаимным и свободным согласием договорено да будет; а постановлению сему, которое тою мерою обоюду по взаимному согласию и взаимной угодности постановленное есть, в расстоянии вышереченного срока, так во времена их же, как меж дедичи и наследники их по всем ѵговорам и затворам паки утверженну и содержанну и исполнену с почитанием безо всякого нарушения быть заравно, и меж подданными обоих государств да соблюдется.
Статья 2. У Днепра реки, поселенные Тавань и Казыкермень и Нустрет-Кермень и Сатин-Кермень городки да разорятся и тем уговором, дабы впредь никогда на тех местах городкам и никакому поселению не быть; а реченные места с своими землями, как до сей войны были, паки во владение Оттоманского Государства от Его Священного Царского Величества да возвратятся, и во владении Оттоманского Государства да пребудут. А прежде реченных тех городков разорение, по подтверждении сего мира чрез великое посольство да последует тотчас, и в тридцать дней без откладки во исполнение да приказано будет и да совершится. А воевода и ратные люди высокопомянутого Царского Величества, которые в вышереченных городках ныне суть, со всеми пушками и воинским приуготовлением и с пожитками и с хлебными запасы, безбедно и с безопаством выходя, в свои страны да переберутся; а при выходе и возвращении никакое неприятельство и своевольство и никакой урон и убыток вышереченным да не наносится от народа Татарского, или от покоренных Оттоманскому Государству, или от ратей или подданных, или иных, кто бы ни есть они были; а меж тем временем ратные люди и Московские и Казацкие, или в вышепомянутых городках сущие, или исходящие или возвращающиеся с лучшим обучением да удержатся, и ни коими мерами да не простираются, или чего ни есть да не замеривают.
3. Дабы путешествующих и торговых людей проходу, и переезду и к пригону перевозных судов водяных, место было на одной коей ни есть стороне из двух берегов Днепровых, на середке меж Очаковым и разоренными Казыкерменскими городками от Оттоманского Империя село да построится, и село приличною ямою и окружением да обведено будет; однако никакая крепость да не сотворится, ниже во образ городка и твердыни да приведется, и ни пушки, ни воинское приуготовление, к воинским ограждениям надлежащие, и ни воинской полк в нем да не поставятся, и морские воинские корабли и каторги к тому селу приведены да не будут.
4. Азов город и ныне к нему надлежащие все старые и новые городки, и меж теми городками лежащие, или земля или вода, понеже во владении Царского Величества суть, паки тем же образом всемирно Его ж Царского Величества в державе да пребудут.
5. А понеже обоей стороны намерение есть, да обоего Государства подданные без опасный и крепкий постановив покой почивания и тишины употребляют, ни будущего неприятельства, и ссор никакой случай своевольникам ни зловольным да подастся, но от всякого всесовершенно своевольства да удержаны будут, взаимным согласием договоренность. Дабы от Перекопского замка начинающеся заливы, Перекопской двенадцати часов расстоянием простирающейся земли, от края даже до нового городка Азовского, которой у реки Миюса реченной стоит, среди лежащие земли пустые и порожние и всяких жильцов лишены да пребудут; так же во странах реки Днепра от Сечи города Запорожского, которой в рубежах Московского Государства на вышереченной реки берегу стоит, даже до Очакова, среди лежащие ж земли, кроме нового села, на обоей стороне Днепра, равным образом пустые и безо всякого жилища порожние да пребудут, а близ городов со обоих сторон место довольное на винограды и огороды да оставится. Ниже разоренные городки паки да построятся, но порозжие да пребывают, и на местах, которым порозжим пребыть взаимным согласием, показалось буде какой городок подобной найдется, тот так же со обоих сторон да разорится, ни таковы места да состраиваются, ни да укрепляются; но как суть порозжи, да оставлены будут.
6. В реке Днепре и в иных речках, в тое ж реку текущих, и на иных местах, так же и водах, се есть, которые меж Азовским Миюским городком и землею, проливы Перекопской реченной, которые сиречь общим согласием пусты быть должны суть, и на местах к Черному морю ближних, только бы мирно и без ружья пришествие и отшествие было, на потребные жития употребления, как пристойно доброму соседству и доброй пересылке вольно буди со обоих сторон дрова сечь, пчелники держать, сено косить, соль вывозить, рыбную ловлю чинить, и в лесах ловли звериные творить, и на вышереченные употребления приходящие и отходящие никак да не препинаются, ни тридесятую или пошлины, или что таково платить, да не принуждаются. А понеже для тесноты Крымского острова и помянутой заливы Перекопской, скоты и иные животные исстари вне Перекопской заливы выгнанные пастбищ употребляти обыкли суть, на таком пастбище урон и убыток какой да не наносится, но пастбища употребления обыклым нравом спокойно и безмятежно да сотворится.
7. Понеже так же Азовскому городу и с другой стороны приличным образом земли владение надобно есть, дается от Кубанской стороны уезд, считая расстояние его от Азова к Кубани, даже до окончания десяти часов ездою конскою, обыкновенным считать обычаем во всех народах так, дабы комиссары никоими мерами ссорится не могли; но по силе сего постановления обоея страны земли добро да отделят, и положением явных знаков да разделят, и никому никогда не дан бы был разности случай, от содержимых меж определенного расстояния земель десяти часов, да и с равным числом людьми, со обоих сторон назначенные разумные и благоволительные комиссары, постанова меж собою время, сие дело, как скорее да учинят. А остальные земли, как по сю пору от Государства Оттоманского владены были, паки тем же образом в Государстве и во владении его ж да пребудут; Ногайцем и Черкесом и иным покоренным Турскому Государству, и их же животным на тех же местах проходящим, от Москвитян и от казаков и от иных подданных Царского Величества никакой убыток да не наносится. Татаровя заровно и Ногайцы и Черкесы и Крымские и иные, на землях Азову назначенных, проходящим подданным Его ж Царского Величества и их животным никакого убытка да не наносят, но соседство да хранят; а есть ли которые противно что дерзнут, прежестоко да накажутся; так же в тех странах обоюду вновь что или крепость, или городок, или село строено да не будет, но как ныне стоят, да вставятся, и ни какое впредь покою противное деяние и расположение обоюду да не является.
8. Священному Царскому Величеству покоренные и подданные или Москвичи или Казаки и иные по рубежьям мусульманским, таманским, и крымским, и остальным и подданным их же ни како набегов и неприятельств да не творят, и неспокойные и своевольные казаки с шайками и с суды водяными да не выходят на Черное море, и никому убытка и урону да не наносят, но жестоко воздержаны да будут от своевольств и напусков; и статьям мирным противные и доброму соседству противящиеся смятения и расположения, есть ли когда объявятся, явно с жестокостью, да накажутся. Равно и от Государства Оттоманского прежестокими указами указано и приказано да будет на рубежах сущим губернаторам и Крымским Ханам и калган и нурадынам и иным салтанам и вообще татарским народам и ордам, дабы силою послушания в подданствования к вышереченному Оттоманскому Государству повиновались и покорялись сим статьям мирным, с совершенным и непорушимым хранением; и впредь пи с малою или с великою воинскою силою на страны и на города и на села владения Его Царского Величества Московского и на подданных Его Великороссийских и Малороссийских стран, ни на Казацкие города, и поселения по рекам по Днепру и по Дону и инде поселенные, ни на Азов, ни на села и городки в Азовских уездах будучие, ни на жителей их же, ни общественно па рубежи Его ж Величества не ходить, и неприятельств и напусков да не творят, и в полон да не берут, и скота да не отгоняют, ни тайно, ни явно убытка и урону да не наносят, ни иным каким ни есть образом, да не докучают: но совершенною крепостью и радением соседство согласие обоей стороны да блюдут. А есть ли какою ни есть мерою или убыток наносити, или каким ни есть счинением досадою подданных Его Царского Величества озлобляти, или находити, или неприятельски поступать обрящутся, когда ведомость ни возмется, такие все, которые смятения подобные творят противно покою, защищаемы да не будут: но по правам правды, и по законам божественным, по тягости вин своих, без пощады да накажутся; и что со обоих сторон пограблено, что либо ни было, сыскав, своим господам возвращено да будет. А буде которые ни мало непослушны в таких сысках, и во испытаниях нерадетельны покажутся, и на таких, по пристойности око иметь, и по истиние на образец и в наказание прочих прежестоко да накажутся те все, которые разорители и мутители будут, делами и расположениями, противящимися постановленным сим договорам, и статьям мирным, и противными указами выданными; и во время сего перемирья, сражение и неприятельство веема да истребится, и противное миру все от обоих сторон с прямостию и совершенностию, жестокими указами заказано и запрещено будет. А докончанный сей священносвятый мир со обоих сторон, обыклым нравом, как наискорее на порубежи до розголошен будет, и хранение его даже до конца перемирья указами да подкрепится, и отсюду под прежестокими казнями никто веема что неприятельское да не дерзает творить. А понеже Государство Московское самовласное и свободное Государство есть, дача, которая по се время погодно давана была Крымским Ханам и Крымским Татарам, или прошлая или нет, или впредь да не будет должна от Его Священного Царского Величества Московского даватись, ни от Наследников Его: но и Крымские Ханы и Крымцы и иные Татарские народы впредь пи дачи прошением ни иною какою причиною, или прикрытием противное что миру да сотворят, по покой да соблюдут.
9. Полоняники, прежде докончания сего мира со обоих сторон в полон побранные, которые в заключении еще пребывающие суть, по случаю сего благословенного покоя, честною разменною по частям да свободятся; и есть ли больше или чина лучшего в другой стороне найдутся, и о их потом отпуске па свободу ходатайствовать буди вольно, и пристойное обоих Государей славе, по сходству сего мира, приличие да соблюдется; а иных, которые во владении особых суть, или у татар у самих обретающихся, вольно буди и их свобождение, сколько быть можно, мерным и честным окупом по частям промыслить; а буде меж странами согласится не возможно будет, или свидетельствовами, или клятвами освидетельствованная цена да заплатится, или наипаче от тех, которые во время войны взяты суть, вольно буди со владельцем полоняниковым окупом, или разменною без принуждения уговор чинить, и начальники мест все смирить да потщатся, и всякой спор в таких свобождениях приличною честностью и приусердствованием меж странами да разоймут. А которые полоняники, по кончании мира, или во время сего перемирья из Государств Царского Величества похищены и отведены будут, и в странах Крымских или Буджацких, или Кубанских, или в иных странах меж оттоманами и татарами и черкесами найдутся, без цены освобождены и возвращены да будут. А которые для освобождения московских полоняников приходящие и отходящие и обходящие в вышереченных странах люди Его ж Величества с проезжими грамотами, только б дела свои мирно творящи, свободу полоняников промышляли, никоими мерами озлоблены да не будут; паче же противно законам Божиим их озлобляющий и убытками наводящии, да наказаны будут. Но понеже полоняники учинився мусульманами свободитися никак не могут, предельно стережено будет, чтоб таких ни кого не прельщали.
10. Торговли дела от плодов мира суть и плодоносия и обилие царств рождают: однако понеже мы, Его Царского Величества посланники чрезвычайные, на то дело не имеем полной мочи: и повольности дел торговых уговор и постановление, да оставится торжественному послу, которой обыкновенным нравом для подтвержения и укрепления мира от Его Величества к Блистательной Порте назначен и отпущен будет.
11. А буде во время сего мира или перемирья меж крымцами и казаками и общественно меж обоими Государствами, по наченшейся некоей трудности, возбудится спор и ссора, меж порубежными губернаторы и патами и Ханами и Салтанами и иными начальными удобно рассмотрено да будет, и зачавшимся труднейшим делам, имев пересылку с Государством Оттоманским мерою пристойною к дружбе и к миру да успокоятся, и для подданных порубежных ссор ни война, ни бой да не вчинается, но совершенно и с превеликим радением тщатись, дабы покой со обоих сторон крепко блюден был.
12. Московского народа миряном и иноком иметь вольное употребление ходить во Святой Град Иерусалим и посещать места, достойные посещению, а от таких посещений ради проходящих ни во Иерусалим и нигде дань или гарачь или пескешь да не испросится, ни за надобную проезжую грамоту деньги да не вымогаются. Сверх того живущим в странах Государства Оттоманского Московским и Российским духовным ни едина, по Божественному закону, досада и озлобление да не чинится.
13. Для творения и подвижения надобных дел, буде когда надобно будет резиденту Царского Величества у Блистательной Порты пожить, он и толмачи его свободами и привилегиями да почтутся, какими иных друзей Блистательной Порты принципов резиденты почитаны быти обыкли и во время мира людям его, с письмами туда и сюда переезжающим, проезжая да дастся и честное всякое вспоможение да творится.
14. А после подания силу имущего инструмента объявляющего постановление мирное и статьи соединения и согласия, по утверждению постановлений мирных и к совершению прав истинности, и окончанию употребляемых к дружбе и соединения и к доброму постановлению и иных вещей по похвальному древнему обычаю; понеже Его Царского Величества великий посол с Царскою так же и с подтвержденною грамотами к Блистательной Порте, в расстоянии шести месяцев от дня отъезда, нас вышереченных посланников от Блистательной Порты дойти имеет; когда к мусульманским рубежам придет, принять обыкновенными честями, и придав изобильное угождение, землею к Блистательной Порте провожен да будет. А отсюда, дав в руки его на утверждение договоров Салтанскую утверждающую грамоту, паки с честью да отпустится. И так в государских грамотах, как и во всех письмах, яко прилично есть чести обоей страны, во описании титл никакое оскудение да не будет припущено.
Потом четырнадцать сии постановление мирные и особно все в них содержимые статьи и уговоры и затворы приняты и хранены да будут держаны. Понеже превысокий Оттоманского Империя великий визирь, общественного своего наместнического блюстительства силою, турским языком с подлинным и деланым на латинском языке переводом сходным, яко сильный и законный, его подписанием и его печатью у тверженный и запечатанный инструмент в руки наши дал: взаимно и мы Его Священного Царского Величества полномочные чрезвычайные посланники, силою повольности и преимущества в руки нам данного словенским языком, с подлинным же и дельным и сходным на латинском языке переводом писаны и своими подписями утвержденный и печатьми огражденный, яко сильный и законный, сей инструмент в руки его везирского высочества дали.
Писано в Константинополе лета от создания мира 7208, а от воплощения Сына Слова Божия 1700 месяца Июля в 3 день. И А подписали сии статьи посланники сими словесы:
Пресветлейшего и Державнейшего Великого Государя Его Священного Царского Величества Российского и прочая и прочая, и прочая посланник чрезвычайной ближней думной и наместник каргопольской Емельян Игнатьевич Украинцев.
И под именем печать его приложена.
Пресветлейшего и Державнейшего Великого Государя Его Священного Царского Величества Российского и прочая и прочая и прочая дьяк Иван Чародеев.
И под именем печать его приложена.
Обе на сургуче красном.
Список сей написан на 13 листах и приложен к копии турецкого протокола, снятой актуариусом Михаилом Дузиным в 1774 году Марта 29 Моск. Гл. Арх. М. И. Д. Турецкие трактаты 1700 г. Июл. 3, № 7.
В конце копии имеется следующая приписка другой рукой.
«Турецкой же оригинал сего трактата в равной силе при окончании перевода с оного на латвийском языке подписано рукою Александра Маврокордато. Дано в двадцать пятого дня Лунного месяца Мугаррем, лета тысяча сто второго на десять от Бога в защищенном граде Константинополе.
Рейс Ефендий.
Александр Маврокордат Отшкарлатов.
Ратифицирован трактат сей с Российской стороны 30 Декабря 1700 года. Ратификация послана с послом князь Дмитрием Михайловичем Голицыным, с турецкой же стороны в 1 день Реби уль Евели 1113 то есть 25 Июля 1701 года»

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.